Несколько слов о религиозном мракобесии в России

Тихий и застенчивый интеллигент просыпается ближе к обеду, с размаху выпивает полную чарку элитного польского самогона и тут же переводит два биткоина на счета Макса Каца – на новый стартап с троллейбусами. После чего начинает читать Цензор.нет и утреннюю аналитику Олега Пономаря, компенсируя таким образом зраду перемогой. И что же он узнаёт о делах в России? Если бы только Исаакий передавали РПЦ! Посмотрите на картинку. Почти тысяча квадратных метров объекта регионального культурного значения. Ещё недавно в этом прекрасном здании в городе Орёл располагался автодорожный теникум — а теперь его передают церковникам! О ужас, ужас!

В Волгограде здание Физиополиклиники (не музей, а учреждение здравоохранения!) также хотят передать церковникам.

И в Ростове-на-Дону идёт битва между церковниками и властями (где же гражданские активисты, когда они так нужны?) за здание кожно-венерологического диспансера.

Отчего же молчит Эхо Москвы? Где же вся неполживая общественность? Ведь идет циничное попрание конституционных прав на учёбу и лечение! Почему никто не собирает подписи в защиту здравоохранения и народного просвещения от посягательств церковников?

А дело в одном маленьком нюансе. Все три упомянутых выше здания забирают под СИНАГОГИ. «Ну это же совсем другое дело» — говорит себе тихий и застенчивый интеллигент, после чего сразу же успокаивается и отправляется на уютную диссидентскую кухоньку для встречи верных сподвижников. На столе появляется скатерть-вышиванка, на которую выставляются львивская горилка, скотландский уиски, крафтовое демидрольное пиво и китайская водка «Душа либерала».

То есть вернуть православный собор (превращенный коммуняками в безумный «музей атеизма») обратно РПЦ — это нельзя, это ужас-ужас, а передать здание вендиспансера местной еврейской общине под синагогу — это ОК, Шендеровичи и Альбацы довольны.

И ведь потом, когда начнется, они будут спрашивать «а нас-то за що». Да вот за это самое — за такую вот русофобскую «борьбу». Потому что, как теперь выясняется, дело не в религии — дело в русских. Эти борцуны борются не с церковью — они борются с русскими.

Написать ответ

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.