Украинский кризис

Автор :

Толстой Владислав Игоревич http://samlib.ru/t/tolstoj_w_i/ukrainskiikrizis.shtml

Украинский кризис.  Я решил высказать некоторые соображения по поводу украинского кризиса.  Для начала стоит определиться с понятийным аппаратом. Итак, что же такое современная Украина?

Экономика Украины.  По состоянию на 1990 УССР была одной из наиболее развитых республик СССР, имея и развитый комплекс высокотехнологичного производства, и развитые комплексы сырьевых производств/производств продукции первого передела, высокоразвитое сельское хозяйство, первоклассную транспортную систему.

Надо отметить те факты, что, во-первых, советская экономика, частью которой была экономика УССР, была экономикой замкнутого типа, т.е. рассчитанной на обеспечение потребностей своей страны, во-вторых, ее отличала очень высокая степень интеграции — например, комплектующие для производства сложной продукции производились сотнями предприятий, находившимися в разных республиках. В этих условиях распад единого экономического пространства был крайне невыгоден практически всем республикам СССР.

Слабыми местами Украины было отсутствие собственной финансовой системы и неумение работать в системе открытой экономики.  Соответственно, когда политический распад СССР стал свершившимся фактом, элиты союзных республик, прежде всего, РСФСР, УССР и БССР, оказались перед необходимостью выбора экономической модели.

Выбирать можно было из двух вариантов: во-первых, можно было выбрать сложный и долгий в исполнении вариант тесной экономической интеграции, фактически, сохранения единого экономического пространства, с ориентацией на выпуск сложной продукции высоких переделов, и, постепенным встраиванием в мировой рынок в качестве производителя высоких технологий и, созданных на их базе товаров, т.е., по сути дела, вариант ССР (Союза Славянских Республик, возможно, еще и Казахстан); во-вторых, можно было выбрать легкий и простой в исполнении, вдобавок, сулящий огромные личные выгоды элитам, вариант встраивания в мировой рынок в качестве поставщиков сырья и продукции первого передела — этот вариант позволял обойтись без тесной экономической интеграции, но, расплачиваться за легкость и простоту исполнения предстояло, мягко говоря, качественным упрощением общества, в частности, практически полным уничтожением научно-технического комплекса СССР.

К сожалению, выбран был второй вариант.  Платой за его реализацию стала деиндустриализация Украины, причем, проходившая не по западноевропейскому сценарию, когда перенос классических отраслей промышленности, например, в Китай, более или менее компенсируется ростом высокотехнологичного производства — а сырьевая деиндустриализация, когда уничтожавшиеся высокотехнологичные предприятия вообще ничем не заменялись, а, основой экономики стали предприятия, производившие продукцию первого передела.

В 1990-1992 гг. на Украине была популярна точка зрения, что, дескать, экономически Украина примерно эквивалентна Франции — и, стоит избавиться от проклятых москальских империалистов, как украинцы, в сжатые сроки, получат французский уровень жизни.  Формально эта точка зрения более или менее соответствовала истине — другое дело, что ее адепты «забывали» упомянуть о цене разрыва экономических связей, упомянутых выше.

Закономерен вопрос — а насколько велика цена этого разрыва для рядовых украинцев? Сейчас уровень жизни на Украине в четыре раза ниже, чем в России — и, в три раза ниже, чем в Белоруссии. Действительно, на Украине нет сколько-нибудь серьезной нефте- и газодобычи — но в Белоруссии, в отличие от Украины, вообще нет полезных ископаемых, кроме торфа и калийных солей. Белоруссия, в отличие от Украины, не имеет выхода к морю, что резко повышает транспортные издержки. Белоруссия, не имеющая лучших в мире украинских черноземов, вынуждена пахать и сеять на суглинках и супесчаниках. Белоруссия, в советские времена, была «сборочным цехом» СССР — и, почти не имела промышленности, производящей продукцию первого передела, что делало ее многократно более уязвимой, чем Украина. Белорусский президент Лукашенко, определяя стратегию развития страны, совершил серию ошибок стратегического уровня — вместо того, чтобы развивать экономику, делая ставку на высокотехнологичный комплекс, он сделал ставку на максимальную консервацию советской экономики; он сохранил излишне бюрократизированную советскую систему управления, не пойдя на ее разумную модернизацию; в Белоруссии явно недостаточно внедряются новейшие технологии, как производства, так и управления.

Любопытно, во сколько раз выше был уровень жизни на Украине, чем в Белоруссии, если бы украинская элита пошла белорусским путем, даже при повторении ошибок Лукашенко? В два раза? В два с половиной раза? Или, может быть, в три раза?  Развал сложных производств имел неизбежным следствием деквалификацию и эмиграцию высококвалифицированных специалистов, что неизбежно приводило к снижению интеллектуального уровня общества в целом.  Естественно, что это привело не только к снижению уровня жизни, но, что намного страшнее, к примитивизации украинского общества, создало экономические предпосылки его варваризации.

Отдельно следует упомянуть такую особенность советской системы, как субсидирование республик за счет РСФСР. Вполне возможно, что первоначальная идея была вполне благостной — выровнять средний уровень развития республик, избежав, таким образом, экономических диспропорций. Как это частенько водится с благими намерениями, привели они к очень нехорошим последствиям, превратившись в иждивенчество республик за счет России, причем, и сверху, и внизу.

На практике это выглядело следующим образом. Как писал д.э.н., профессор В. Милосердов: «»Бессмысленно работать лучше, — откровенно говорил бывший Председатель Госплана Эстонской ССР Р. Отсасон, — зато большой смысл имеет составлять письма о помощи. Важно уметь выпросить деньги, продовольствие, корма, товары, что угодно, — это более важно, чем уметь делать их». Такая иждивенческая идеология особенно широко вошла в умы прибалтийских и закавказских руководителей» (цитируется по А. Леонов, http://newsland.com/news/detail/id/448779/).  Снизу ситуация была такой: «В том же году в Кировабаде (запад Азербайджана) я случайно услышал песенку, что распевали некоторые ученики-семиклассники во дворе близлежащей школы: «Зовут меня Мирза, работать мне нельзя. Пускай работает Иван, и выполняет план»» (цитируется по А. Леонов, http://newsland.com/news/detail/id/448779/).

Применительно к УССР прямое дотирование (по состоянию на 1989 г.) составляло 2,895 млрд. руб., или 56 руб. в год на душу населения (для сравнения — для дотирования республик с каждого жителя РСФСР бралось 209 руб. в год). Причем, надо отметить такую особенность данного процесса на Украине — дотации, практически полностью, шли на Западную Украину, тогда как промышленные Восток и Юг, как и РСФСР (за исключением северокавказских автономий), были донорами, либо, в лучшем случае, могли рассчитывать только на себя.  Кроме того, было еще скрытое дотирование республик, в виде преимущественного насыщения их импортными потребительскими товарами, повышенными нормами снабжения дефицитными товарами по низким ценам и, покупки их товаров по завышенным ценам, и многое другое.  Подробнее с вопросом дотирования за счет РСФСР союзных республик можно ознакомиться по следующим ссылкам http://newsland.com/news/detail/id/448779/  http://kroopkin.livejournal.com/128054.html

 

Строго говоря, эта практика продолжается и сейчас — как сказал В.В. Путин: «Развитие отношений России и Украины, считает глава РФ, должно строиться на современной прагматической основе. В том числе, на рыночной основе должны поставляться энергоносители. Путин напомнил, что субсидирование Россией украинской экономики за счет заниженных цен на энергоносители, за последние несколько лет составило 3-5 млрд. долл. США. Между тем, подчеркнул президент, «мы намерены переходить на рыночные отношения мягко, спокойно, в дружеском режиме»».  Так что прекращение дотаций из бюджета СССР стало тяжелым ударом по экономике Украины, прежде всего, Западной.

Элита Украины.  Украинская элита, пришедшая к власти на Украине в результате распада СССР, в свое время была частью имперской элиты, но не элитой имперской Метрополии, а элитой провинции Империи, не привыкшей определять курс государства и нести груз ответственности, но привыкшей выполнять указания Центра — проще говоря, эти люди привыкли выполнять чьи-то указания, они были психологически не готовы принимать решения стратегического уровня, и, что не менее важно, просчитывать их долгосрочные последствия.  Образно говоря, подростку, привыкшему жить со строгими родителями, требующими учиться, заниматься спортом, словом, соблюдать строгие «правила игры», попросту не умеющему самостоятельно принимать серьезные решения, дали ключи от квартиры и машины, счет в банке на очень большую сумму — и, сказали — живи, как хочешь.  Великовозрастная деточка начала жить в свое удовольствие, не задумываясь о последствиях такой жизни.

Особенностью советской системы, кардинально отличавшей ее от западной системы, было то, что в СССР экономика обслуживала политику, тогда как на Западе политика обеспечивает экономические интересы. Проще говоря, в СССР доминировала политическая элита, интересы которой обслуживали хозяйственники, на Западе же политики обслуживают интересы финансово-промышленной элиты.

Наиболее свежий пример работы западной системы, буквально на днях, привел в комментариях уважаемый Товарищ Майор — министр иностранных дел Франции Л. Фабиус пригрозил России отменой контракта по УДК «Мистраль»; буквально на следующий день грозный министр многословно объяснял, что его не так поняли, что ни о какой отмене контракта речи быть не может — теоретически, контракт может быть заморожен, но, никак не отменен — но и о замораживании контракта речи нет, Франция пунктуально выполняет все свои обязательства, что намеревается делать и впредь. Предположительно, в промежутке между этими двумя выступлениями борцу с русской экспансией, в доступной для него форме, рассказали о размере прибыли, которую получат французские кораблестроители в случае исполнения контракта — и, о размере неустойки, которую им придется выплатить, в случае срыва контракта по вине французской стороны. Не исключено, что мсье министру намекнули, что в случае срыва контракта по его вине, пределом его мечтаний станет должность посла в Папуа — Новой Гвинее, и, соответственно, обеспечение интересов Франции среди людоедов.

Народы Украины.  В кратком изложении можно выразиться так — на Украине живут три разных народа: во-первых, это малороссы, или, если хотите, восточные украинцы, веками жившие в Российской Империи/СССР, наряду с русскими-великороссами и белорусами бывшие государствообразующим народом Империи, и, соответственно, имеющие близкий к русским менталитет; во-вторых, это русские — комментарии, по-моему, излишни; в-третьих, это галичане, они же западные украинцы, веками жившие то под польским, то под австро-венгерским владычеством, за века несамостоятельной жизни заработавшие комплекс национальной неполноценности.  Идеология Украины.

В бытность УССР, естественно, Украина находилась в пространстве советской идеологии — но, с обретением независимости возникла потребность в новой идеологии.  Советская идеология, при всей, присущей ей склонности к идеализму, все же, в основе своей имела материализм, приучала оценивать ситуацию по формально-логическим критериям. Проще говоря, гордость за Отечество воспитвалась на реальных фактах, как то — мы, советский народ, построили великую индустриально-аграрную державу; мы, советский народ, победили в самой страшной войне в истории человечества; мы, советский народ, первыми в мире запустили спутник и отправили человека в космос.  Советская идеология была идеологией созидателей и воинов, идеологией победителей.  Но, именно такая идеология, идеология народа-победителя, категорически не подходила элите независимой Украины, элите, решившей не богатеть вместе со своей страной, своим народом — но, выбравшей личное обогащение ценой разорения своей страны и нищеты своего народа.

Возник резонный вопрос — а на какую идеологию делать ставку?  Выбор был сделан в пользу т.н. «украинства». Что же это такое, и откуда взялось?  В конце XIX века, после серьезнейшего разлада между Российской и Австро-Венгерской Империями, австрийская разведка начала финансировать сепаратистский проект на южных землях Российской Империи. Суть этого проекта заключалась в том, что, во-первых, украинцы, якобы, совершенно отличный от русских народ; во-вторых, что языком украинцев является не южнорусский (украинский) диалект русского языка, а галицийский говор, подвергшийся сильному влиянию польского и немецкого языков; но, самое главное, идеология этого проекта была местечковой идеологией неудачников.

Закономерен вопрос: почему украинская элита выбрала настолько ущербную идеологию? Почему выбор не был сделан в пользу, например, классической модели «американской мечты», каковая, при всех ее, деликатно говоря, недостатках, на фоне галицийского убожества, смотрится «Ролс-Ройсом» рядом с «горбатым» «Запорожцем»?  Ответ, на мой взгляд, предельно прост — поскольку украинская элита выбрала для себя модус операнди «оффшорной аристократии», или, проще говоря, собралась «выжать» побольше из советской собственности, после чего сбежать с полными карманами на Запад, ей требовалось соответствующее идеологическое обеспечение, чтобы народ, упаси Бог, не помешал увлекательному процессу приватизации по-украински.  Требовалось обосновать изоляцию от России, надо было объяснить народу, почему после десятилетий благополучной, безопасной, сытой жизни его окунули в нищету и криминал, надо было представить народу новые «ценности», подменив ими старые ценности без кавычек, надо было обеспечить новому курсу массовую поддержку, и, самое главное — надо было отучить украинский народ логически мыслить, заменив логическое мышление набором пропагандистских штампов.

Украинские наследники доктора Геббельса начали свой нелегкий труд. Надо отдать им должное, они оказались серьезными профессионалами, не бросившимися напролом, а, ставшими вливать яд «украинства», по капле, постепенно, использовав т.н. схему «варки лягушки».  Суть данной схемы заключается вот в чем: если вам надо заживо сварить лягушку, то температуру воды в кастрюле надо повышать очень медленно, так чтобы лягушка как можно дольше не чувствовала опасности, иначе она просто выпрыгнет из кастрюли; если же вы точно соблюдаете технологию, то мышцы земноводного расслабляются, и, к тому моменту, когда она осознает опасность, лягушка просто не сможет спастись, выпрыгнув из кастрюли.

Для начала паны пропагандисты начали убедительно рассказывать о недостатках Красной Империи, «забывая» упомянуть о ее достоинствах. Они рассказывали об огромных деньгах, которые СССР тратил на помощь странам «третьего мира», при этом размышляя вслух, как бы расцвела Украина, если бы эти деньги были вложены на Украине; они рассказывали об отчислениях в общесоюзный бюджет, сокрушаясь при этом, что эти деньги не остались на Украине; они рассказывали об украинских парнях, погибших в Афганистане, громко сожалея о напрасно пролитой украинцами крови, и, не забывая при этом полить грязью имперские амбиции СССР.  Параллельно они рассказывали о прелестях жизни в небольших европейских государствах, некогда бывших колониальными империями, при этом «забывая» упомянуть, например, о серьезнейших экономических связях бывших метрополий с бывшими колониями, и, разумеется, о прибылях, извлекаемых из этих связей бизнесом бывших метрополий; о международном разделении труда, и, жесточайшей конкуренции на мировых рынках; и, многом, многом другом.  Естественно, они, сначала намекали, а, затем, по мере привыкания украинцев, говорили прямо о том, как расцветет Украина, если, отказавшись от Империи, сделает «европейский выбор».  Параллельно с этим был начат еще более страшный процесс фальсификации украинской истории в школьном образовании. Проще говоря, вышеуказанные комплексы неполноценности и превосходства начали закладываться в формирующуюся детскую и юношескую психику. Таким образом была искалечена психика двух поколений украинцев.

Мне просто не хочется анализировать, как именно это скажется на будущем Украины.  На практике это делалось так: в школьные учебники была вставлена «карта» державы скифов, с редкой точностью совпадавшая с современными границами Украины. При этом начисто игнорировались следующие «мелочи»: во-первых, имелась ли пять тысяч лет назад единая держава скифов, или нет; имелся ли тогда вообще скифский народ, толком неизвестно; во-вторых, реальные скифы были кочевниками, так что с четкими границами, в современном понимании, у них были некоторые проблемы; в-третьих, реальные скифы были ираноязычными племенами.  Далее, рассказывалось о тысячелетиях побед и процветания, причем, именно украинского народа — такие «мелочи», как то, что, скажем, в X веке ни украинского этноса, ни украинского языка в реальности физически не существовало, тщательно игнорировались. Таким образом формировался комплекс превосходства. Вообще, такие факты, как то, что украинский этнос и украинский язык, сформировались к XVII-XVIII векам, тщательнейшим образом замалчивались — зато была трудолюбиво сфальсифицирована теория о невероятной древности украинского народа.  Отдельно следует упомянуть о гиперболизации роли запорожцев в украинской истории — нет, реальные запорожцы действительно сыграли большую роль в истории Малой Руси, но, все же, суперменами, превосходившими киногероев Рембо и Терминатора, они не были. Также, вовсе не упоминался тот факт, что Запорожская Сечь никогда не была самостоятельным государством — запорожцы всегда находились в вассальной зависимости то от польских королей, то от русских царей, то от крымских ханов. На практике все было просто — ну не было у реальных запорожцев ресурсной базы, достаточной для того, чтобы стать независимыми, при наличии по соседству действительно сильных держав. И, естественно, тщательно замалчивался тот факт, что реальные запорожцы называли себя «русскими лыцарями».  Можно только сожалеть, что российская пропаганда позорно пропустила такую великолепную возможность — можно было взреветь голодным медведем: «Что?! Какие, .. вашу галицийскую мать, запорожцы — предки украинцев?!!! Это наши славные предки!!!». А, ведь, какие фильмы и онлайн-игры можно было сделать на основе реальных фактов о морских и сухопутных походах запорожцев — Р. Сабатини с его вымышленным капитаном Бладом от зависти вертелся бы в гробу со скоростью высокооборотной турбины. Как можно было бы обыграть историю славных Чигиринских походов русской армии, под командованием первого русского полного генерала Григория Григорьевича Ромодановского. Эх, нет на наше скудоумное Министерство культуры белорусского Министерства обороны, которое на свои невеликие денежки сумело запустить, в рамках программы военно-патриотического воспитания, суперпопулярную онлайн-игру «WoT» («Мир Танков»). Впрочем, примером вопиющего непрофессионализма наших горе-пропагандистов может послужить фильм «Адмиралъ» — это суметь надо, сделать такое гламурное убожество, притом, что реальная биография А.В. Колчака наполнена фактами настоящего героизма, которых бы с избытком хватило на многосерийный фильм, в котором бы не было ни единого слова лжи.  Затем в детскую психику закладывался комплекс неполноценности. На практике это выглядело так: рассказывалось о трех столетиях потери не существовавшей в реальности независимости, и, якобы неустанной и безуспешной борьбы за независимость. Отсчет велся от Переяславской Рады 1654 года. Причем вначале рассказывалось о посягательствах на Украину Польши, Австро-Венгрии и России. Затем акценты смещались на Российскую Империю. Ну, а, начиная с 1918 года, история Украины была историей непрерывного притеснения украинцев и их борьбы за независимость от СССР. На этом фоне детям и подавались в качестве национальных героев кровавые палачи Бандера и Шухевич — само собой, такие факты, как трагедия городка Корюковки, где бандеровские каратели, верно служившие Гитлеру, зверски уничтожили свыше 7 000 (семи тысяч) восточных украинцев-малороссов (это страшный рекорд Второй Мировой войны — наибольшее количество жертв единовременно в результате карательной операции), тщательно замалчивались.  На этом фоне не приходится удивляться тому, что украинцы, особенно, молодежь, массово демонстрируют шизофреническое поведение (одновременное провозглашение лозунгов «Москалей на ножи» и «Россия, дай денег, мы же братья» является ни чем иным, как расщеплением сознания — одним из ключевых признаков шизофрении) — дело в том, что их психику методично, профессионально калечили серьезные, высокооплачиваемые профессионалы, перед которыми обычный человек, не имеющий профессионального психологического образования, практически беззащитен. Возможно ли в принципе психическое выздоровление украинцев, и, если да, то сколько времени это займет — мне неизвестно.

Украинские нацисты.  Новейшая история украинских нацистов началась с созданной Юрием Шухевичем УМА, впоследствии переименованной в УНА-УНСО.  Этот террариум был основан 30.06.1990 г., как Украинская межпартийная ассамблея. Вначале это было объединение нескольких националистических партий праворадикального толка, затем, 8.09.1991 г., была образована политическая партия, получившая название Украинская национальная ассамблея; чуть раньше, в августе 1991 г. было создано военизированное крыло УНА — Украинская национальная самооборона.  Возникает сразу несколько вопросов.  1). Откуда в УССР, летом 1990 г. взялись несколько праворадикальных организаций, и, насколько они находились под контролем КГБ?  2) Юрий Шухевич был не просто известным диссидентом, но родным сыном командующего УПА Романа Шухевича, следовательно, этот тип не мог не находиться в разработке у того же КГБ — почему ему позволяли так резвиться?  3). А на какие, собственно, деньги был весь этот банкет?  4) Почему сразу же не была раздавлена праворадикальная военизированная организация УНСО?  Я не располагаю какой-либо информацией, позволяющей точно ответить на эти вопросы — так что дальше пойдут мои предположения.  1). Возможно, КГБ позволил нацистам собраться в кучу по следующим причинам: во-первых, так их легче было держать «под колпаком», во-вторых, появлялась возможность, раскрыв экстремистскую организацию, продвинуться по службе некоторым офицерам КГБ.  2) Возможно, Шухевичу позволяли так много потому, что, либо в его ближайшем окружении были агенты КГБ, либо он сам был завербован, либо и первое, и второе вместе.  3) Самый интересный вопрос — а откуда у этой шатии деньги на такое дорогое удовольствие, как создание и содержание партии? Может быть, ответ заключается в том, что УНА-УНСО тесно сотрудничает с неонацистской Национал-демократической партией Германии — возможно, деньги украинским неонацистам жертвует какая-то «добрая» западная душа? Впрочем, к этому вопросу я вернусь позже.  4) Наиболее прост, на мой взгляд, ответ на последний вопрос — в августе 1991 г. сотрудникам КГБ было ясно, что СССР обречен, так что связываться с неприятной и небезопасной работой смысла лично для них не было; офицеры же СБУ, возникшей на руинах республиканского КГБ, видимо, понимали, что нацисты могут и пригодиться.  Еще более интересна дальнейшая деятельность УНА-УНСО — в 1992 г. отряд боевиков отправляется в Приднестровье; в 1993 г. боевики воюют в Абхазии. Проще говоря, нацисты нарабатывают боевой опыт в локальных конфликтах, причем, СБУ этого старательно не замечает. К этому же времени относятся первые достоверные данные о тренировочных лагерях УНА-УНСО.  Здесь необходимо более подробное разъяснение — подобная деятельность, я имею в виду тренировочные лагеря нацистов, возможна исключительно при негласном одобрении спецслужб страны пребывания. УНА-УНСО имела лагеря не только на Западной Украине, но и в Литве, Латвии, Польше. Соответственно, можно с уверенностью сделать вывод, что у украинских нацистов имеются покровители отнюдь не только в СБУ. Закономерен вопрос — а кто эти покровители? Надо заметить, что у спецслужб постсоветских Украины, Польши, Литвы, Латвии есть общий «старший брат» — по ту сторону Атлантики. Рискну предположить, что именно этот «старший брат» и проявлял столь трогательную заботу о неуклонном повышении уровня боевой подготовки украинских нацистов.  Надо заметить, что такие лагеря — крайне дорогое удовольствие, ведь надо арендовать подходящий объект, зачастую дооборудовать его; закупать снаряжение; надо оплачивать труд высококвалифицированных инструкторов; надо оплачивать проезд и содержание боевиков — в общем, насколько известно автору, содержание такого лагеря обходится от нескольких сотен тысяч до нескольких миллионов долларов за сезон. За двадцать с лишним лет выходит от нескольких миллионов до нескольких десятков миллионов долларов. Закономерен такой вопрос по этой же теме — откуда у УНА-УНСО такие деньги?  Несомненный интерес представляет личность Юрия Шухевича. Как уже упоминалось выше, он является родным сыном видного деятеля ОУН и командующего УПА Романа Шухевича. Родился 28.03.1933 г.; в 1945 г., после ареста матери и бабушки вместе с сестрой был помещен в детдом; в 1946 г. — совершил успешный побег; в 1948 г. неудачно пытался выкрасть из детдома сестру, был пойман, и в 1949 г. получил 10 лет ИТЛ; в 1958 г. срок был продлен еще на 10 лет; в 1972 г. получил новый срок, вышел на свободу в 1983 г. слепым, тяжелобольным человеком; на Украину вернулся только в 1989 г. Несомненно, Ю. Шухевич является исключительно волевым человеком — но, по силам ли, слепому, очень тяжелобольному человеку создание и руководство экстремистской организацией, поиск и нахождение огромных денег на ее содержание, поддержание контактов со спецслужбами? Думаю, ответ на этот вопрос очевиден — нет; следовательно, Юрий Шухевич, не более чем символ преемственности УПА и УНА-УНСО, своего рода «парадная вывеска» украинских нацистов.  Дальнейшая история УНА-УНСО, в кратком изложении выглядит так. В марте 1994 г. незарегистрированная партия проводит в ВР трех депутатов по одномандатным округам; в августе 1994 г. пост главы партии покидает Ю. Шухевич — на смену ему приходит один из депутатов ВР от УНА-УНСО, председатель подкомитета ВРУ по защите прав человека О. Витович (интересно, кто так рьяно покровительствует УНА-УНСО, что защитой прав человека в украинском парламенте руководит откровенный нацист); наконец, 29.12.1994 г., при соблюдении необходимого минимума приличий, УНА-УНСО получает регистрацию в Минюсте Украины — упомянутый «фиговый листок» заключался в том, что зарегистрировали УНА.  После серии хулиганских выходок 6.09.1995 г. Минюст снимает УНА с регистрации — но никаких репрессий против организации в целом не последовало. 20.07.1996 г. УНА-УНСО проводит учредительный съезд, на котором принимает новую программу — но, выходки продолжаются, как ни в чем не бывало. 29.09.1997 г. Минюст снова регистрирует УНА. В декабре 1997 г. УНА-УНСО покидает ее идеолог и организатор Д. Корчинский.  Затем происходит провал на парламентских выборах, проходивших в марте 1998 г. — УНА-УНСО получает 0,37% голосов избирателей и, ни одного депутатского мандата по однопартийным округам. В декабре 1998 г. из УНА-УНСО уходят ее лидеры: председатель О. Витович, и.о. его заместителя В. Мамалыга и председатель исполкома В. Мельник.  В 1999 г. избран новый председатель — А. Шкиль.  Зимой 2000-2001 гг. УНА-УНСО активно участвует в акциях ‘Украина без Кучмы’; впервые украинские нацисты попадают под суд — 18 человек получают реальные срока. Что интересно, один из заключенных, Н. Карпюк 18.11.2001 г. избран новым председателем (вышел из тюрьмы в октябре 2004). Не вполне понятно, в чем дело — то ли УНА-УНСО в это время полностью контролируется боевиками, то ли Карпюк использовался в качестве очередной «парадной вывески».  Парламентские выборы марта 2002 УНА-УНСО с треском проиграла — 0,04% голосов избирателей. В этом же году произошла серия расколов: сторонники А. Шкиля провели съезд и избрали его председателем УНА-УНСО; часть нацистов, воспользовавшись заключением Н. Карпюка, избрала своим главой партийного аппаратчика Э. Коваленко; бывший депутат от УНА-УНСО, Ю. Тыма, организовал свою «карманную» партию, которую назвал ‘Украинской национальной ассамблеей-Украинской национальной солидарной организацией’. В общем, можно констатировать факт — стоило кураторам ослабить контроль над УНА-УНСО, как нацисты немедленно начали выяснять, кто из них главнее — за невозможностью договориться, они начали раскалывать единую партию на несколько «карманных» организаций со своими микрофюрерами.  Во время Майдана-2004 все формирования УНА-УНСО поддерживали Виктора Ющенко, что неудивительно.  Во второй половине 2005 г. был запущен процесс возрождения единой УНА-УНСО: 15.10.2005 г. прошел съезд УНА-УНСО Э. Коваленко — Коваленко был смещен со своего поста, и, председателем снова был избран Ю. Шухевич; в декабре были воссоединены УНА-УНСО Шухевича и Карпюка. Надо полагать, кураторам снова понадобилась сильная нацистская партия, а не крохотные микропартии.    История «Патриота Украины» началась в конце 1999 г., когда руководство Социал-национальной партии Украины (ныне Всеукраинское объединение ‘Свобода’) сформировало молодёжное крыло СНПУ. Что интересно, эта молодежная организация была создана в виде военизированной структуры орденского типа — т.н. общества содействия ВС и ВМФ Украины; военизированная праворадикальная организация орденского типа наводит на мысли о «Черном ордене мертвой головы», более известном как SS. Новую организацию возглавил член комитета уполномоченных СНПУ — Андрей Парубий — ныне секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины.  12.12.1999 г. состоялся I съезд ‘Патриота Украины’.  В феврале 2004 года руководство СНПУ объявило о роспуске ‘Патриота Украины’.  17.01.2006 года А. Билецкий зарегистрировал ‘Патриот Украины’ в Харькове как новую самостоятельную общественную организацию. Кадровой базой «нового издания» «Патриота Украины» стали харьковские отделения СНПУ, ‘УНА-УНСО’ и ‘Трезуб’.  Восприятие и цели Запада применительно к Украине.

Сразу хочу предупредить уважаемых читателей — все, что написано ниже, является моей точкой зрения, не подкрепленной документально. Это просто версия, каковая вполне может оказаться ошибочной.  Важность суверенитета Украины для значительной части западных элит выразил З. Бжезинский, написавший, что Россия, включившая в свой состав Украину, является сверхдержавой — без Украины Россия является не более чем региональной державой.  Вопрос только в том, какой именно украинский суверенитет нужен Западу. Поскольку основой и политического влияния, и военной мощи, является экономика, то, далее этот вопрос будет рассматриваться именно с позиции экономических возможностей.  К моменту распада Советского Союза ситуация на мировом рынке, в первом приближении, выглядела так — предложение товаров и услуг превышало платежеспособный спрос. Такая ситуация сохраняется все эти 23 года, по сегодняшний день.  Наиболее прибыльными товарами на мировом рынке являются высокотехнологичные товары и услуги, стратегическое сырье, и, последними по счету, но не значимости, сами деньги.  Вкратце можно обрисовать ситуацию на мировом рынке так — во-первых, есть группа стран, производящих основную массу высокотехнологичных товаров и услуг — к ним относятся Германия, США, Франция, Япония, Южная Корея, Сингапур, Великобритания, в последние годы в этот элитный клуб вошли Израиль, и, частично, Китай (разумеется, есть и другие страны — производители хайтека, но я ограничусь перечислением основных игроков); есть поставщики стратегического сырья, например, нефтяные монархии Персидского залива, Венесуэла, Россия, ЮАР, Канада, Австралия; значительную роль на мировом рынке продовольствия играют США, Канада, Аргентина.  Основными финансовыми центрами мира являются США, Швейцария, Великобритания. Главными игроками в мировых финансах являются — США, как страна — эмитент мировой резервной валюты, Швейцария — как мировая сберегательная касса, и, как одна из основных площадок по продаже/покупке золота, Великобритания — как второй мировой финансовый центр, после США, и, как главная мировая площадка по торговле алмазами, Китай, Япония и нефтяные монархии Персидского залива, как крупнейшие держатели золотовалютных резервов; в последнее время в эту группу вошла Россия.

В свое время закономерно возник вопрос, кем и на каких условиях на мировом рынке может быть Украина?  Разумеется, Украина никак не могла стать серьезным игроком в мировых финансах — у нее не было даже теоретических шансов на реализацию этого варианта.  Естественно, Украина не могла стать поставщиком минерального сырья, за отсутствием у нее значимых запасов дефицитного стратегического сырья — но, Украина вполне могла стать крупным поставщиком на мировой рынок все более дефицитного и дорогого продовольствия. Этот шанс был бездарно упущен.  Выше уже рассмотрен вопрос с уничтожением украинского высокотехнологического комплекса. Хочу лишь заметить, что двадцать лет назад у Украины были реальные шансы стать серьезным игроком на высококонкурентных рынках высоких технологий, разумеется, в теснейшей кооперации с Россией и Белоруссией — эти шансы также были «пущены по ветру».

Надо заметить, что ни ЕС, ни США совершенно не нужна была Украина в качестве конкурента ни на мировом рынке продовольствия, ни, тем более, на мировом рынке хайтека.  Украина устраивала Запад исключительно в качестве поставщика низкотехнологичных товаров на мировой рынок, и, потребителя западных товаров. Этот вариант и был реализован в девяностые и нулевые годы.  Ситуация начала меняться во второй половине нулевых годов. К этому времени Запад окончательно заигрался в игры с необеспеченными реальными товарами и услугами деньгами и денежными суррогатами. Особенно тяжелая ситуация сложилась с долларом — товарное обеспечение доллара, по разным оценкам, составляет от 4 до 7 центов. Впрочем, разница в оценках имеет, скорее, академический, чем практический интерес — если доллар обеспечен товарами и услугами на 1/14, то это значит, что он рухнет несколько позже, чем если он обеспечен на 1/25. Финал вполне очевиден.  С евро ситуация получше, но, с учетом того, что экономики США и Евросоюза в очень высокой степени взаимосвязаны, то крах доллара неизбежно ввергнет экономики стран — членов ЕС в тяжелейший системный кризис.  На мой взгляд, этот кризис неизбежно приведет к тому, что США потеряют статус сверхдержавы, надолго, возможно, навсегда, став более или менее сильной региональной державой.  Что касается ведущих стран ЕС, то, возможно, для, например, Германии, это не станет катастрофой, но, безусловно, потери германской экономики будут очень тяжелыми.  Помимо всего прочего, этот кризис, с высокой вероятностью, приведет к банкротству десятков крупнейших корпораций и банков США и ЕС. Поскольку значительная часть активов этих корпораций и банков находится либо в необеспеченных деньгах, либо в денежных суррогатах, то единственный шанс этих экономических субъектов на выживание — перевод вышеупомянутой резаной бумаги в реальные активы, причем, крайне желательно, способные приносить прибыль даже в условиях глобального системного кризиса.  При том, что в обращении находится свыше биллиона (одной тысячи триллионов) долларов, очевидно, что на планете Земля просто нет свободных активов в реальном секторе, достаточных для приемлемого обеспечения этой денежной массы.  Проблема усугубляется тем, что в США и Европе просто нет свободных активов в реальном секторе, в сколько-нибудь значимых количествах.  Следовательно, ведущим корпорациям Запада чтобы выжить, надо найти упомянутые активы где-то еще. Такие активы есть на Украине — природные ресурсы Украины, по состоянию на 2013 г., оценивались примерно в 600 млрд. долларов. Значительную часть этих ресурсов составляет лучший в мире украинский чернозем. Разумеется, этого недостаточно, чтобы спасти доллар — но, вполне достаточно, чтобы спасти вышеупомянутые 10-20 корпораций.  Юридически сельскохозяйственные земли Украины находятся в собственности украинского государства. Это резко упрощает покупку этих земель — разумеется, если покупатели предварительно позаботились обзавестись марионеточными президентом, правительством и Верховной Радой. Кроме того, в этом случае вполне возможна покупка этих земель за бесценок, подобно тому, как некогда европейцы скупали у дикарей золото и алмазы за цветное стекло и зеркальца.  Экономически украинский чернозем является очень выгодной покупкой: во-первых, выше уже упоминалось о конце эпохи дешевого продовольствия; во-вторых, даже во время системного кризиса людям необходимо есть, поэтому производители продовольствия, с высокой вероятностью, не обанкротятся даже в такой экономической ситуации; в-третьих, в, фактически, полуколонии, издержки (налоги, зарплату сотрудникам) можно будет минимизировать.  Данное мероприятие также было бы очень выгодно марионеточному руководству Украины — даже если продать вышеупомянутые ресурсы за 10% их оценочной стоимости, то это будут 60 млрд. долларов. С учетом того, с какой скоростью деньги исчезают из украинской казны, впоследствии материализуясь в частных карманах, данное мероприятие могло бы сделать его украинских исполнителей миллиардерами. Не исключено, что именно этим объясняется и нынешняя яростная борьба за президентский пост между П. Порошенко и Ю. тимошенко, и категорическое нежелание признать не то, что независимость Юго-Востока Украины, но, хотя бы федерализацию Украины, поскольку в этом случае, скорее всего, не удастся продать черноземы и месторождения полезных ископаемых Юго-Востока, его промышленные предприятия и порты, что, примерно, в 2-3 раза уменьшит объем сделки.

Предположительное будущее Украины.  В случае ли выделения Юго-Востока в субъект федерации, его ли независимости, вхождения ли в состав России, экономически Юго-Восток войдет в состав России. Это означает загрузку его предприятий русскими заказами, доступ к дешевым энергоносителям. Разумеется, с началом острой фазы глобального кризиса, Юго-Востоку, как и остальной России, придется несладко — но он выживет.  Судьба же остальной Украины, очень на то похоже, будет трагична. Потеря Юго-Востока будет означать потерю приблизительно 3/4 ВНП, потерю доступа к морю, что автоматически приведет к снижению жизненного уровня украинцев примерно в 2 раза.

Если реализуется предполагаемый мной сценарий превращения Украины в сельскохозяйственную колонию Запада, то экономика остатков Украины будет вращаться вокруг сельского хозяйства и обслуживания газо- и нефтепроводов. При современных технологиях сельского хозяйства это потребует всего несколько миллионов рабочих рук — полагаю, порядка 3-4 миллионов, и, конечно, члены их семей — т.е. на Украине будет экономически рентабельно население в 10, максимум 15 миллионов человек.

Если же я ошибаюсь, и, Украине предназначена только роль рынка сбыта западных товаров — то все еще хуже — просто потому, что реальный сектор в этом случае окажется в разы меньше.  В любом случае Украину ждет молдавский или болгарский сценарий — единственное отличие, что в варианте сельскохозяйственной колонии шансы на жизнь в бедности будут у большего количества украинцев. Практически полное уничтожение реального сектора, уничтожение большей части малого и среднего бизнеса, органы государственной власти, обслуживающие интересы иностранного капитала и криминальных лидеров, запредельный уровень коррупции, европейские цены на электроэнергию, энергоносители, услуги ЖКХ при пенсиях ниже уровня выживания, медленное умирание той части населения, которой не повезло уехать в Россию или как-то пристроиться в Европе, что сейчас все более и более проблематично, поскольку страны Западной Европы сейчас освобождают рабочие места для своих граждан, взрывной рост криминала при полной импотентности и продажности правоохранительных органов.  В случае реализации любого из этих двух сценариев, просто по-человечески, мне искренне жаль украинцев.

 

Автор :

Толстой Владислав Игоревич http://samlib.ru/t/tolstoj_w_i/ukrainskiikrizis.shtml

Написать ответ

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.