Пранкеры обещали после массовых телефонных атак реальные теракты

Российские пранкеры Вован и Лексус проанализировали звонки о минировании и вычислили тех, кто мог устроить массовое лжеминирование вокзалов, торговых центров и административных зданий в российских городах на этой неделе. Кто были «телефонными террористами», как их можно распрознать при современном техническом прогрессе, чем это все грозит россиянам — в интервью главного телефонного хулигана страны Лексуса (Алексея Столярова) для «URA.RU».

— Мы привыкли к тому, что телефонных хулиганов находят очень быстро: школьников, каких-то неадекватов вычисляют за считанные часы. Однако тех, чьи звонки вызвали массовую эвакуацию людей из главных торговых центров страны, поймать до сих пор не могут. Почему?

— Раньше весь «телефонный терроризм» был внутри страны. Всегда были какие-то корыстные цели (сорвать урок) или кто-то подвыпивший звонил. Сейчас же все звонки [о минировании] исходят из-за рубежа. С рядом стран у нас плохие взаимоотношения по линии МВД, и это усложняет выдачу этих преступников и их дальнейшее преследование: Россия не может вторгнуться на территорию той же Украины и выкрасть людей, потому что Россия признает суверенитет Украины.

Алексей Столяров, пранкер. Екатеринбург, пранкер лексус, столяров алексей

Алексей Столяров знает, кто устроил лжеминирование и массовую эвакуацию: он с ними уже сталкивался

— Кто нам звонит?

— Спам-бот — специально написанная компьютерная программа. Она звонит по всем объектам инфраструктуры российских городов, выбирает наиболее крупные и включает запись, которую заранее сделали. Причем фразы не кто-то включает — в самой записи есть паузы (для ответов собеседника — прим. ред.). Но она не реагирует на человеческий голос. Задействованы в этом несколько людей, не только на территории Украины, но и за ее пределами.

— Полагаешь, это делают украинцы?

— Уверен в этом: голос, который звучит на записи, сделанной в Нижнем Новгороде — с явным украинским акцентом, который старательно пытаются скрыть. Но голос поставленный, военный.

— Полагаешь, что и в других случаях звучал этот же голос?

— Думаю, да: схема работы везде одна и та же. К тому же, я уже сталкивался с этой организацией, видел и знаю, как она работает.

— Что за организация?

— «Кибервойска Украины» — это неправительственная организация (как бы), состоящая из украинских патриотов, которые занимаются кибератаками, прозвонами — это как раз их сфера деятельности.

Не знаю, стоят ли за атаками на российские города именно они или же подразделения Минобороны Украины, но тут много ресурсов не нужно. Один компьютер может вызвать панику в стране, как они называют, «агрессоре».

— Это полная ерунда. Сперва источник у РИА «Новости» говорил об украинском следе, вчера какой-то источник заявил об ИГИЛ. Но методы ИГ — совершенно другие, и у них другая мотивация: они направлены на активное действие. Украинская власть — на диверсии, подрывы объектов инфраструктуры и жизнеобеспечения. Они не раз пытались сделать такие теракты сделать в Крыму, но ФСБ их задерживает, и они решили, что дистанционно «работать» проще: они парализуют работу всех наших правоохранительных органов, а их самих достать невозможно.

— Можно ли распознать, вычислить конкретного человека, чей голос записан? Технологии изменения голоса могут этому помешать?

— В данном случае голос нисколько не изменен — это оригинальный голос, который принадлежит настоящему человеку. Распознать его можно лишь в том случае, если есть какая-то база голосов, но такой базы во всем мире нет. У нас нет единых баз данных людей с фотографиями, паспортами, отпечатками пальцев, а с голосами это было бы еще сложней. Но если конкретно мы увидим какое-то видео, на котором услышим похожий голос, то можно с помощью экспертиз с вероятностью 99% его идентифицировать.

— Насколько использование интернет-технологий (Slype, IP-телефония) усложняет поиск телефонного террориста?

— Наши спецслужбы способны вычислить исходный IP-адрес, даже если используется VPN (виртуальная частная сеть, как правило, с секретным протоколом — прим. ред.).

Для наших специалистов, которые занимаются кибербезопасностью в силовых структурах, это не самая сложная задача. Но тут надо понимать масштаб. Масштаб здесь большой. Я уверен, что все IP-адреса нашими силовыми ведомствами уже установлены, но они находятся на территории других государств, а, значит, мы не сможем получить этих людей законными путями и арестовать их.

— Если телефонные террористы — из Украины, какая у них мотивация? С ИГИЛ все понятно, мы с ними воюем…

— Эти тоже агрессивно настроены по отношению к России. Раз диверсии нам устраивают.

— Тогда зачем нужны эти розыгрыши и массовая эвакуация людей в российских городах?

— Их конечная цель — чтобы наши правоохранительные силы были дестабилизированы. Чтобы бросили все силы на это, а они могли в это время устраивать настоящие диверсии.

— Ты не исключаешь организацию терактов в России со стороны украинцев?

— Вот это самое страшное. Наши спецслужбы, конечно, этим занимаются, и довольно удачно: много диверсантов было задержано (особенно в Крыму), но сейчас цель телефонных террористов — отвлечь наши правоохранительные органы от реальных дел.

— Как можно противостоять этому?

— Надо, чтобы телефонные сети блокировали таких спам-ботов: «понимали», что звонит робот, блокировали бы эти IP-адреса навсегда и не допускали прохождения звонков. Такие технологии есть. Блокировать всю телефонию нельзя, это неправильно: по ней совершаются и нормальные звонки, и их гораздо больше, но важно отгородиться от этого спама. Знаю, такие меры безопасности есть в Израиле: там, если ты заходишь с IP другой страны, почту принять сразу же не сможешь — кибербезопасность там обеспечивается. Надо вводить такие же вещи и у нас.

Написать ответ

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.