«Американская армия – самый большой миф ХХ века»

У идеолога нацистской Германии Альфреда Розенберга был фундаментальный труд «Миф ХХ века». Что в нём автор подразумевал под главным мифом прошлого столетия — я сказать не могу, поскольку в отличие от «Моей борьбы» Гитлера, я эту книгу на русском языке пока ещё не видел. Но, при этом ХХ век действительно был очень богат различными глобальными мифами.

Одним из таких мифов ХХ века стал миф о том, что в Соединённых Штатах Америки действительно существует мощная и, самое главное, боеспособная армия (сухопутные войска), которая соответствует статусу великой державы.

Собственно говоря, в этом нет ничего удивительного, поскольку вся история США и их вооруженных сил, покоится на мифах с самого начала их возникновения.

Само появление США и их армии покрыто густым туманом мифологии. Так, например, независимым государством США стали не 4 июля 1776, а почти 10 лет спустя. В 1776 году, всего лишь начался мятеж, а затем партизанская война части североамериканских колоний против британских властей. А избранный непонятно кем президентом США, бывший полковник британской армии — Джордж Вашингтон, скитался по сельской местности, скрываясь от крупных частей британских войск — точно так же, как это делает в Чечне в настоящее время бывший полковник Советской Армии Аслан Масхадов, избранный неизвестно кем президентом Чеченской Республики.

В конце концов, британские войска победили бы разрозненные шайки мятежных колонистов, но в 1778 году войну с Англией в Северной Америке начала Франция и союзная с ней Испания. Французский флот и испанский флот доставили в Северную Америку значительные силы французской (около 15 тысяч человек) и испанской армии (около 10 тысяч). Действиями французской и испанской армии и флота английские войска в Северной Америке в 1783 году были разгромлены и капитулировали.

И, вот только тогда, спустя десять лет после своего формального провозглашения, на политической карте тогдашнего мира, наконец реально появились новое государство – под названием «Соединенные штаты Америки».

Глава 1. Начало территориальной экспансии США в Северной Америке

За это, своё появление на политической карте мира американцы, очень скоро и весьма своеобразно, отблагодарили своих французских и испанских друзей, которые обеспечили им получение независимости и государственного статуса. В 1803 году, воспользовавшись занятостью Франции войнами в Европе, США фактически отобрало у неё Луизиану — последнюю французскую колонию в Северной Америке. На гигантской территории этой бывшей французской колонии, в дальнейшем было создано несколько североамериканских штатов.

После захвата Луизианы, правящие круги США, воспользовавшись отвлечением практически всех сил регулярной английской армии на войну с Наполеоном в Европе, решили захватить главную на тот момент британскую колонию в Северной Америке – Канаду.

Однако начавшаяся в 1812 году война США с Англией из – за Канады для американцев чуть было не закончилась полной потерей недавно полученной независимости. В 1814 году, британские войска захватили столицу США город Вашингтон и затем сожгли его вместе с Белым Домом.

Потерпев неудачу в войне с Англией, США решили поживиться за счёт гораздо более слабой Испании.

Ещё перед началом войны 1812 года с Англией, в Конгрессе США сложился единый блок экспансионистов из северных и южных штатов, выступавших за «округление» территории США и призывавших «во имя сохранения равновесия правительства» присоединить не только Канаду, но и восточную часть Флориды.

В 1810 — 1818 годах, в ходе целой серии вооруженных конфликтов американцы захватили у испанцев Флориду.

Началось всё с того, что в 1810 году, по инициативе американских поселенцев в Западной Флориде, в городе Батон — Руж, было поднято восстание против испанских властей. В результате этого восстания Западная Флорида была провозглашена свободной и независимой и одновременно с этим, восставшие поспешили заявить о своем желании присоединиться к США. Президент Мэдисон не замедлил прийти им на помощь, и в декабре 1810, американские войска оккупировали территорию Западной Флориды.

Весной 1812 года американские войска под командованием генерала Джорджа Мэтьюза пришли на помощь поселенцам из США, жившим на территории Восточной Флориды, где была также сделана попытка организовать отделение от Испании. Однако в обстановке начавшейся войны с Англией правительство президента Мэдисона предпочло не осложнять положение войной с Испанией и дезавуировало действия Мэтьюза.

Несмотря на это, американские войска еще долгое время оставались на территории Восточной Флориды, и правительство Мэдисона не торопилось их выводить. Кроме того, генералы Эндрю Джексон и Джеймс Уилкинсон, оккупировали в 1813 году оставшуюся еще во владении Испании часть Западной Флориды (район Мобила), и во время заключения Гентского мира в 1814 году вся территория Западной Флориды вошла в состав Соединенных Штатов, а Восточная Флорида оставалась во владении Испании.

Мадрид не торопился уступать Соединенным Штатам богатую Флориду, не говоря уже о Техасе и других западных территориях, на которые американцы также начали претендовать. Не обладая реальной силой, Испания стремилась использовать противоречия держав, хоть в какой-то степени заинтересованных в этих вопросах. В Мадриде, в частности, обсуждались проекты уступки Флориды Англии, а в 1816 — 1817 годах испанский посол в Вашингтоне Луис Онис, даже поднимал вопрос о продаже этой территории России.

К концу 1817 года положение в районе Флориды резко обострилось в связи с событиями на острове Амелия, расположенном у северо-восточного побережья Флориды. Летом 1817 года остров был освобожден от испанского господства латиноамериканскими повстанцами. Ими остров был использован в качестве базы для организации экспедиций против испанских судов и подрыва торговли. По утверждению североамериканцев, он превратился в пиратскую базу, и ввиду полной неспособности Испании навести порядок в своих владениях, правительство США приняло решение сделать это за нее. 3 декабря 1817, вооруженные силы Соединенных Штатов оккупировали Амелию. При этом правительство Соединенных Штатов было озабочено не столько деятельностью «пиратов», сколько возможностью перехода Флориды в руки, какой – нибудь из восставших испанских колоний.

Положение в районе Флориды обострилось настолько, что, по крайней мере, дважды в год с 1815 по 1818 годы возникала угроза вооруженных столкновений между американской и испанской армиями. Причинами этого были постоянные стычки американских поселенцев и поддерживавших их частей американской армии с индейцами. В декабре 1817, американскому генералу Эндрю Джексону был отдан приказ начать кампанию против индейцев — семинолов. В течение нескольких недель Джексон со своими войсками перешёл границу Джорджии и, продолжая преследовать индейцев на территории Флориды, поднял американский флаг над двумя испанскими фортами Сент-Маркс и Пенсакола. Среди захваченных в плен находились два английских офицера, которых обвинили в подстрекательстве негров и индейцев к войне против Соединенных Штатов и «примерно наказали», приговорив к расстрелу. Приговор был приведён в исполнение.

Казнь англичан вызвала сильное возбуждение в Великобритании. Однако, в конце концов, правительство лорда Ливерпуля заняло умеренную позицию в отношении США, и не стало превращать этот эпизод в повод к войне. В июне 1818, Джексон сообщил военному министру Джону Кэлхуну, что война с семинолами может теперь считаться законченной. Испанская Флорида оказалась захваченной американскими войсками, а индейцы и негры были оттеснены в труднодоступные и заболоченные части полуострова.

После этих войн с Англией и Испанией, течение 80 лет американцы не рисковали сталкиваться с армиями европейских государств, отводя душу на индейцах и мексиканцах. Ну, и ещё истребив друг друга в количестве 1 миллиона человек во время Гражданской войны 1861 — 1865 годов. Эта война оказалась такой кровавой (население США в то время — 30 миллионов), потому что генералы и офицеры северян и южан имели очень смутные представления не только об оперативном искусстве, но и об элементарных основах тактики. А дисциплина в обеих армиях была, пожалуй, даже ниже, чем у действовавшей 55 лет спустя в России анархистской армии Махно.

Глава 2. Американо – испанская война 1898 года

Только через 84 года после своей неудачной войны с Англией, США решили напасть на европейское государство, причём на самое слабое — на одряхлевшую и растерявшую почти все свои колонии Испанию. Целью этой войны был захват последних испанских колоний: Кубы и Пуэрто-Рико в Карибском море и Филиппинских островов в Тихом океане.

Чтобы получить предлог для начала войны, американцы пошли на самую грандиозную для того времени провокацию, взорвав 15 февраля 1898, на рейде Гаваны собственный крейсер «Мэйн». Во время взрыва погиб почти весь экипаж крейсера (260 человек), кроме офицеров.

Вот как офицер русской военной разведки полковник Жилинский, находившийся на Кубе при штабе испанских войск во время испано-американской войны, описывал это событие: «В конце января 1898 в Гавану прибыл американский крейсер «Мэйн». Посылка крейсера была со стороны правительства США жестом вызывающим и демонстративным. 15 февраля 1898 крейсер погиб от взрыва при неизвестных обстоятельствах. Взрыв произошёл вечером, когда команда была в сборе и люди уже спали. Погибла вся команда, кроме офицеров, которые по счастливой для них случайности были в отсутствии. Американцы, конечно же, немедленно приписали этот взрыв испанской мине. Но моряки-специалисты доказывают, что такой взрыв не мог произойти от мины, а произошёл внутри судна. При взрыве мины должна была образоваться пробоина в подводной части, а на самом деле крейсер был разорван надвое». (Испано-американская война. Отчёт командированного высочайшим повелением к испанским войскам на острове Куба генерального штаба полковника Жилинского. — СПб, 1899,  Е. Е. Юровская. Практикум по новой истории 1870-1914 гг. — М.: Высшая школа, 1979. — с. 259.)

Поскольку полное отсутствие офицеров на американском крейсере в вечернее и ночное время не вызвало у полковника Жилинского не только подозрения, но даже удивления, то это означает, что в то время американский флот был единственным из флотов крупных держав, корабли которого с наступлением вечера полностью покидались офицерами и предоставлялись сами себе. Вот где закладывался будущий разгром в Пёрл — Харборе.

Впрочем, армия США показала себя в войне с Испанией гораздо хуже, чем флот. На Филиппинских островах американские войска практически не встретили сопротивления разгромленной филиппинскими повстанцами испанской армии. Но на Кубе, несмотря на помощь кубинских повстанцев, американцы не смогли сломить сопротивление испанских войск и, оказавшись в чрезвычайно трудном положении от недостатка снабжения и тропических болезней, уже собирались капитулировать перед испанцами, но испанское командование опередило своих американских коллег и предложило им свою капитуляцию раньше, чем они ему. На находящемся недалеко от Кубы острове Пуэрто-Рико американцы, ведя боевые действия самостоятельно, поскольку повстанцев там не было, смогли сломить сопротивление испанского гарнизона численностью несколько сот человек только после нескольких недель ожесточённых боёв, потеряв убитыми около 3 тысяч.

Тем не менее, тогда, как и сейчас, американские газеты своему населению о таких досадных подробностях ничего не сообщали, а били в победные литавры. Вот как описывал эту присущую американцам тупую самовлюблённость русский консул в Нью-Йорке В. А. Теплов в своём донесении от 4 июня 1898 года: «Несмотря на очень умеренные успехи, достигнутые американским флотом со времени победы в Маниле, обычное самомнение американцев, поднятое этой победой на небывалую высоту, продолжает держаться на уровне, отнюдь не соответствующем достигнутым результатам. Лёгкий триумф совершенно вскружил головы здешним политикам. Ни выяснившаяся неподготовленность вооружённых сил, ни недостаточность предметов вооружения и снаряжения войск, ни медленный ход военных операций — ничто не в состоянии утолить всё более и более разыгрывающиеся аппетиты, направленные на поглощение новых территорий.» (Е. Е. Юровская. «Практикум по новой истории…» — с. 239 — 240.)

После окончания испано — американской войны русский посол в США А. П. Кассини в своём донесении от 27 апреля 1899 года, отмечал: «После успехов, одержанных во время войны с Испанией, американским народом овладело чувство чрезмерной гордости и безграничной самоуверенности, презрения ко всему неамериканскому. Высказываемые государственными людьми этой страны мнения проникнуты этими настроениями, и здешняя пресса, идя дальше по этому пути, заявляет с убеждением, что Соединённые Штаты являются первой и самой могущественной страной в мире и что даже коалиция целой Европы не может устрашить их, потому что они достаточно сильны». (Е. Е. Юровская. «Практикум по новой истории…» — с. 248.)

Глава 3. Американская интервенция в Мексику в 1916 – 1917 годах и её позорный провал

Эта самая безграничная самоуверенность и презрение ко всему неамериканскому, свойственные как всему американскому народу, так и особенно его политической и военной элите, имели весьма печальные последствия для американской армии сначала в 1916 – 1917 годах в ходе их интервенции во время Гражданской войны в Мексике, а затем в 1918-1919 годах во время завершения Первой Мировой войны и Гражданской войны в России.

Одно из самых позорных поражений в своей истории, американская армия потерпела в Мексике в 1916 – 1917 годах. Все началось 9 марта 1916, когда, в ходе продолжавшейся в Мексике к тому времени уже шесть лет гражданской войны, отряд из 500 повстанцев под командованием мексиканского крестьянского вождя Панчо Вилльи вторгся в штат Нью-Мексико, где разгромил американский 13-й кавалерийский полк в лагере Фарлонг близ поселка Коламбус, а затем сжег и этот поселок.

Причиной этого вторжения мексиканских повстанцев, было то, что мексиканские революционеры не признавали суверенитета США над этим штатом, отчужденным американцами военной силой у Мексики в 1848 году.

Вскоре после этого по приказу тогдашнего президента США Уилсона в погоню за Панчо Вилльей в Мексику вторглась механизированная группировка американских войск численностью 12 тысяч человек под командованием генерала Першинга.

Эта группировка войск генерала Першинга стала на тот момент первой в  тогдашнем мире полностью механизированной дивизией. Конников Вилльи американцы преследовали на  грузовиках и легковых автомобилях, мотоциклах фирмы «Харлей- Дэвидсон», при поддержке авиационного отряда из 6 боевых самолетов.

Вторжение американцев встретило решительный отпор мексиканцев. К тому же кроме потерь в людях и технике «Экспедиция Першинга» очень затянулась; она стоила дорого, не приносила ощутимых результатов, и поэтому не вызвала энтузиазма и поддержки среди населения США. В результате президент Уилсон, готовясь к войне с Германией, был вынужден отступить. В декабре 1916, было заключено соглашение с мексиканским правительством о выводе из страны американских войск генерала Першинга, и 5 февраля 1917,  войска США покинули Мексику.

Карательная экспедиция Першинга закончилась бесславно, показав истинное лицо лицемерной «добрососедской» политики президента Уилсона провозглашенной им по отношению к странам Латинской Америки.

А вот как популярно, что называется «на пальцах» описал американо-мексиканскую войну 1916 – 1917 годов один из нынешних историков –любителей: «И, Панчо знал, как: разозлить гнусных, нескладных гринго по ту сторону от Рио — Гранде. Его величайшая вылазка (или «зверство», в зависимости от того, кого спросить) произошла 9 марта 1916, когда он со своими всадниками атаковал не что-нибудь, а базу кавалерии США, «лагерь Фарлонг» в Нью-Мексико. Старая Мексика нанесла Новой Мексике нежданный визит, объявленный пальбой «пистолерос» Вилльи, когда те проскакали в половине третьего утра через палатки 13-й кавалерийского полка. К сожалению, большинство конников-янки накануне вечером крепко напились и были не в состоянии изображать Джона Уэйна.  Виллья – и его люди настолько оборзели после расправы над 13 кавалерийским полком, что следующую остановку сделали в городе Колумбус, штат Нью-Мексико. Вот это был визит так визит: они нагрянули верхом с воплями «Бей гринго!», сожгли весь город дотла, пристрелили дюжину солдат и столько же мирных жителей и умчались, прихватив немного деньжат и столько виски, сколько уместилось в их вьюках. Президент Уилсон был недоволен. Он призвал 15 тысяч резервистов Национальной гвардии для пограничной службы, патрулировать границу штата Нью-Мексико с Мексикой. Позже он увеличил их число до 75 тысяч. У Першинга первоначально было 5000 человек, включая авиацию для разведки и всяческие внедорожники начала 20-го столетия для езды по пустыне – но враг сражался на родной земле, и местное население было на его стороне. Так что угадайте, кто победил. Так точно: Вилла выставил гринго дураками. Север Мексики похож на Афганистан: сплошные овраги и горные хребты, идеальная местность для партизан. Все шесть самолетов войск Першинга были сбиты повстанцами Вилльи в течение первых же нескольких месяцев. Мексиканские проводники заводили его войска в глухие ущелья. Першинг настолько разозлился, что телеграфировал президенту Уилсону: «Вилльи нет нигде, и он повсюду». После многих месяцев уныния люди Першинга принялись стрелять вслепую. В июне 1916, они расстреляли у города Карризал подразделение союзной им в охоте на Виллу мексиканской армии. Это не слишком способствовало завоеванию умов и сердец мексиканцев. Кроме того, шла ещё такая штучка под названием Первая Мировая, и до Уилсона наконец дошло, что от его войск будет больше проку на европейских полях сражений, чем если они продолжат позориться в Мексике. Позорил их  Виллья. Люди Вилльи настолько не боялись войск янки, что лишь снимали с себя свои фирменные бандитские патронташи, чтобы замаскироваться. Без них они вновь становились мирными гражданами. Рассказывают, что весь офицерский корпус Вилльи якобы, как-то раз, инкогнито сходил в кино на сеанс, где были сотни бойцов  ранее разгромленного ими 13-й кавалерийского полка».

Глава 4. Американская армия в Первой Мировой войне

В силу своей чрезмерной хитрожопости, американцы вступили в Первую Мировую войну спустя три года после её начала и за год до её окончания, летом 1917, когда её исход был окончательно ясен и победитель, к которому можно было примкнуть, уже определился. Реально же американская армия стала прибывать в Европу с весны 1918, за полгода до окончания войны.

Американские войска численностью в 1 миллион человек прибыли в Европу, совершенно не готовыми к ведению современных на тот момент боевых действий. У них отсутствовали современная артиллерия, стрелковое оружие и главное танки. Поэтому французам и англичанам, прежде чем пустить американцев в бой, пришлось их вооружать и обучать. Французы предоставили свою артиллерию, пулемёты, танки, а англичане — кое-что из стрелкового оружия и обмундирование, а так же свои характерные тарелкообразные каски. Вот со времён Первой Мировой войны и до настоящего времени у американцев сохранились французские калибры полевой артиллерии: 105 — мм и 155 — мм.

Наконец, после полугода перевооружения и обучения, в августе 1918 года (за три месяца до окончания Первой Мировой войны) американские войска вступили в бой. Результаты для них оказались ужасающими. За два с половиной месяца боёв в августе — начале ноября 1918 американские войска потеряли около 200 тысяч убитыми. С учётом раненых (около 600 тысяч), американская армия, первоначально посланная в Европу, практически прекратила своё существование.

И эти чудовищные потери американцы понесли в последние три месяца Первой Мировой войны, когда наиболее боеспособные и обученные солдаты и офицеры германской армии за предшествующие четыре года были либо убиты, либо в результате ранений и отравления газами, покинули военную службу.

Чтобы осознать чудовищность американских потерь, необходимо сравнить их с потерями других великих держав, участвовавших в Первой Мировой войне. Итак: Россия — 700 тысяч убитыми, Англия — 900 тысяч, Франция — 1 миллион 300 тысяч, Германия — 2 миллиона. Таким образом, в среднем за год войны Англия теряла 225 тысяч, Франция — 325 тысяч, Германия — 500 тысяч. То есть американцы за последние три неполных месяца войны потеряли примерно столько же, сколько Англия потеряла за год.

Поэтому, вполне естественно, что на состоявшейся весной — летом 1919 в пригороде Парижа — Версале — мирной конференции французы, убедившись, чего на самом деле стоят американские войска, очень далеко послали тогдашнего американского президента Вилсона с его претензиями решающим образом определять итоги Первой Мировой войны и послевоенное устройство Европы и мира.

Несмотря на поражение в войне с мексиканскими партизанами, и печальные для  американских войск в Европе итогов боев во Франции  летом – осенью 1918 года, вскоре после окончания Первой Мировой войны, правящие круги США начали лепить из Першинга национального героя. В 1919 году, Конгресс США уполномочил президента присвоить ему высшее звание в американской армии — звание «генерала армий США» (это звание было создано специально для Першинга и впоследствии было присвоено только Джорджу Вашингтону — посмертно, в 1976). В 1920 возникла идея выдвинуть Першинга в президенты США, однако он отказался. 1 июля 1921 Першинг стал главой Генерального штаба США и занимал эту должность три года, вплоть до своего выхода в отставку 13 сентября 1924. В начале 30 – х годов, он выпустил мемуары под названием «Мой опыт мировой войны» (англ. «My Experiences in World War»), за которую в 1932 получил очень престижную в США Пулитцеровскую премию. С мая 1937 и до конца жизни в 1948 году занимал пост президента Американского ветеранского движения.

Не имея реальных боевых заслуг Першинг прославился в Европе, как спортивный деятель. Будучи командующим американскими войсками во Франции, организовал и способствовал строительству в Париже на территории местности «Венсенский лес» стадиона, который после постройки стал называться стадион Першинг (на нём прошли несколько футбольных матчей Олимпийских игр 1924 года). Также сразу после окончания Первой мировой войны организовал в Париже на «стадионе Першинг» первые в послевоенной Европе спортивные соревнования — «Военная Олимпиада стран союзников в Первой мировой войне» (22.июня.- 6 июля 1919), которая получила название «Першинговая Олимпиада».

Глава 5. Американская армия и её интервенция в Советскую Россию в 1918 – 1920 годах

Французское презрение к американской армии определялось не только тем, как она показала себя в сражениях конца Первой Мировой войны, но и тем, как она зарекомендовала себя во время западного вмешательства в Гражданскую войну в России в период 1918 — 1920 годов, оказавшись во время этой интервенции самой слабой из западных армий.

Как бы ни была деморализована осенью 1918, перед концом Первой Мировой войны, германская армия, но на фоне того, что представлял из себя личный состав Красной Армии в 1918-1920 гг., деморализованные немецкие солдаты выглядели просто суперменами. Но в сражениях с Красной Армией периода Гражданской войны, когда 80% красноармейцев шли в бой под угрозой расстрела на месте, американская армия умудрялась терпеть поражения.

Одной из самых известных неудач американцев в боях с Красной Армией стала Шенкурская наступательная операция 18-й стрелковой дивизии 6-й армии Северного фронта, проведённая 19 — 25 января 1919. Этой дивизии, имевшей в своём составе 3100 человек и 13 орудий, было приказано срезать выступ линии фронта в районе г. Шенкурска.

В этом выступе находилось 700 русских белогвардейцев и 500 американских солдат с 16 орудиями. Во время наступления 18-й дивизии основное сопротивление ей оказывали белогвардейцы. Исход сражения решил обходной манёвр одной из частей 18-й СД в тыл противника, в результате которого был взят город Шеговары в 30 километрах к северу от Шенкурска на дороге Архангельск — Шенкурск. В результате американский гарнизон в Шенкурске был окружён и только с помощью местных белогвардейцев, знавших эту лесную местность, американцы смогли через лесные массивы, выйти к своим главным силам.

Вошедшая 25 января 1919, в Шенкурск 18-я стрелковая дивизия взяла в качестве трофеев 12 американских пушек, множество складов с боеприпасами, продовольствием и обмундированием.

Таким образом, из 16 орудий американцы от огня красных потеряли только 4. Главным противником для 18 СД стало не превосходство американцев в артиллерии, а природные факторы: снег по пояс, 40 — градусный мороз и лишь отчасти ружейно-пулемётный огонь белогвардейцев.

После поражения под Шенкурском американские войска на Русском Севере были отведены в тыл, а затем поспешно эвакуированы на родину.

В боях под Шенкурском американские офицеры показали неспособность к элементарному управлению артиллерийским огнём. Артиллерия 18СД для борьбы с пулемётами противника была рассредоточена по стрелковым полкам, которые наступали на разных направлениях. А, вот 16 орудий американцев, были сосредоточены в одном месте и поэтому элементарное умение сосредотачивать огонь на угрожаемых направлениях парализовало бы наступление 18СД, несмотря на её превосходство в численности.

Управлять и маневрировать артиллерийским огнём, сосредотачивая его на том или ином направлении, мог любой европейский офицер — артиллерист того времени, но только не американский.

Причина — в слабой подготовке американских офицеров вообще и артиллерийских в частности из-за общего слабого уровня американского гражданского образования, поскольку на всём протяжении существования американских вооружённых сил основная масса офицеров поступала в них из числа выпускников гражданских высших учебных заведений.

А об уровне подготовки в американских университетах и колледжах свидетельствует следующий факт. В 1883 году бывший артиллерийский штабс-капитан Дегаев, будучи двойным агентом революционно-террористической организации «Народная воля» и русской политической полиции, запутавшись в двойной игре и спасая свою жизнь, бежал из России сначала во Францию, а затем в США. Там он в 1920 году скончался своей смертью, будучи профессором математики одного из университетов. Для этого ему хватило образования русского артиллерийского училища. В самой Америке он больше нигде не учился. Если бы Дегаев не был так запуган и не скрывался — то в США он вполне мог бы добиться и большего. Поступить, например, на службу в американскую армию и закончить карьеру в чине генерал — полковника, начальника артиллерийского департамента военного министерства. Уровня его образования в русском артиллерийском училище для этого вполне хватило бы и даже с избытком.

Кроме русского Севера, в годы Гражданской войны американские войска находились на русском Дальнем Востоке. Там регулярной Красной Армии не было, но действовавшие там красные партизаны главным своим противником считали японцев и белогвардейцев. К американцам они относились с нескрываемым презрением и за солдат не считали, вымогая у них оружие и деньги в обмен на ненападение. Такой вот своеобразный русский рэкет, о котором подробно упоминал Фадеев в романе «Последний из удэге», посвящённом партизанам Дальнего Востока в годы Гражданской войны.

Впрочем, когда американцы начинали вдруг кочевряжится, то дальневосточные партизаны, большинство из которых были ветеранами кровопролитных сражений фронтов Первой Мировой войны, тут же преподносили им предметные уроки того как выглядит настоящая война. Например 23 — 27 июня 1919, партизаны взяли штурмом шахтерский поселок Сучан, полностью уничтожив находившийся там объединенный американо -японский гарнизон, в результате чего было убито 900 американских и японских военнослужащих. За  две недели до этого, в начале июня 1919 года у села Кролевец ими же  был уничтожен канадский батальона численностью 400 человек.

В результате всех этих поражений американские войска покинули дальневосточные территории России в апреле 1920 года.

Глава 6. Американская армия между двумя Мировыми войнами и её боевые действия в этот период

После Первой Мировой войны у американской армии долгое время не было ничего своего. Вооружение французское, обмундирование английское. Английские тарелкообразные каски находились на головах американских военнослужащих вплоть до лета 1942. Только, тогда их наконец сменили каски собственного фасона, напоминавшие по внешнему виду ночные горшки.

Период между Первой и Второй Мировой войнами ознаменовался для американских вооруженных сил еще одним позорным поражением от повстанцев Латинской Америки. Речь идет о провале американской интервенции в Никарагуа в период 1926 – 1933 годов.

Несмотря на то, что за время интервенции численность американской морской пехоты в Никарагуа выросла с первоначальных 5 тысяч в 1926 году до 30 тысяч в 1933 году, и этот контингент американских морских пехотинцев поддерживало около сотни боевых самолетов, но при всем этом, они так и не смогли разгромить никарагуанских повстанцев во главе с генералом Сандино.

После шести лет войны Никарагуа в 1926 – 1933 годах американская морская пехота в 1934 году была вынуждена убраться восвояси. Сандино стал самым популярным человеком в Латинской Америке. Но он наводил страх не только на оккупантов. Его ненавидели все те, чья власть держалась на американских штыках. И тогда свершилось одно из самых злодейских преступлений в истории латиноамериканского континента. По приказу посольства США в Никарагуа безоружный Сандино с группой своих соратников был обманом завлечен в президентский дворец и там расстрелян из пулеметов. Чтобы замести следы убийства, тут же были расстреляны и убийцы Сандино.

Глава 7. Американские вооруженные силы во Второй Мировой войне

Если армия США в 20-30-е годы ХХ века находилась в глухом застое, не имея вплоть до конца 30-х гг. даже танков отечественного производства, то американский флот довольно бурно развивался, в особенности новый для того времени вид корабельных сил — авианосцы и базирующаяся на них палубная авиация. Но толку от этого оказалось очень мало.

К 1941 году американский флот не воевал 43 года — с момента окончания испано-американской войны. Поэтому американский скулёж, вошедший затем в мировую историографию, о том, что якобы только внезапный удар японской авиации по Пёрл — Харбору 7 декабря 1941 привёл к первоначальному поражению США на Тихом океане в декабре 1941 — июне 1942, не выдерживает никакой критики. Во время налёта были уничтожены только почти все линкоры ( 8 из 9) американского Тихоокеанского флота, а все авианосцы, крейсера и эсминцы оказались целы. Но даже уничтоженные линкоры можно было быстро компенсировать переброской кораблей аналогичного класса с Атлантического океана, что и было в конце концов сделано.

Однако, самое главное то, что во время удара по Пёрл — Харбору не было уничтожено или повреждено ни одного американского авианосца, которые были главной ударной силой морских сражений Второй Мировой войны.

Так что причиной поражений США на Тихом океане в 1941-1942 гг. стал не удар по Пёрл — Харбору, а бездарность командования американского флота. Об этом свидетельствуют результаты сражения в Яванском море в ночь с 27 на 28 февраля 1942, когда отряд из 5 американских крейсеров и 10 эсминцев атаковал 4 крейсера и 14 эсминцев японского флота, прикрывавших караван японских транспортов с десантом на борту. Несмотря на примерное равенство в силах и на то, что японские корабли были скованы охраной транспортов, в ходе ожесточённого морского сражения японцы, не потеряв ни одного корабля и ни одного транспорта, потопили 2 американских крейсера и 3 эсминца, а остальных обратили в бегство, окончательно уничтожив их спустя пару дней. И, всё это при том, что японский флот не воевал 37 лет со времён русско-японской войны 1904 – 1905 годов.

Поэтому, если бы японцы не уничтожили 8 американских линкоров в Пёрл — Харборе, то они уничтожили бы их во время сражений 1941 – 1942 годов.

За восемь месяцев наступательных боёв на Тихом океане в 1941 — 1942 году японцы захватили гигантскую акваторию со множеством архипелагов, которую американцам пришлось отвоёвывать два года в 1943 -1944 годах.

Что касается действий американской армии на других фронтах Второй Мировой войны, то они были ещё более скромными.

По замыслам американских правящих кругов, главная операция американских сухопутных войск — высадка во Франции в июне 1944 — должна была проходить практически без боя. Командующий немецкими войсками во Франции фельдмаршал Роммель — участник антигитлеровского заговора — должен был открыть фронт для высадившихся во Франции американских и английских войск.

Что касается Роммеля, то он свою задачу выполнил полностью. Высадка союзных войск была 6 июня 1944, а за день до этого Роммель уехал в Германию под предлогом празднования дна рождения жены. Перед своим отъездом он для того, чтобы полностью разрушить управление немецкими войсками во Франции, на день высадки союзников назначил совещание для командования 7-й армии, оборонявшей атлантическое побережье Франции, где должна была произойти высадка. На это совещание прибыли командиры всех корпусов, всех дивизий и многих полков. Если учесть при этом, что союзный десант имел абсолютное превосходство в боевых кораблях, 15 — кратное превосходство в авиации, 5 -кратное в танках и 3 — кратное в живой силе, то он должен был преодолеть 200 километров, отделявших его от Парижа, максимум за три дня, а через 6 — 7 дней с момента высадки выйти к границе с Германией.

Однако, неуправляемое, но яростное сопротивление немецких войск при общей бестолковости американских и английских генералов и нежелании американских и английских солдат и офицеров рисковать своими «драгоценными жизнями», привели к тому, что союзные войска топтались на месте высадки 10 дней. За это время немецкое верховное командование сумело восстановить управление войсками.

Оценив ситуацию и почуяв неладное, Гитлер отстранил Роммеля от командования. Новым командующим войсками во Франции стал фельдмаршал Клюге, преданный Гитлеру, а командующим 7 — й армией — обергруппенфюрер Хауссер, один из создателей войск СС.

Не сумев воспользоваться открытием Роммелем Западного фронта, правящие круги США потребовали от заговорщиков произвести переворот и отстранили Гитлера от власти. Спустя полтора месяца после начала высадки 20 июля 1944 на Гитлера было совершено покушение. В этот же день генералы — заговорщики захватили власть в Париже и Вене, арестовав находившихся там руководителей службы безопасности, СС и нацистской партии. Но бездействие руководителей заговора в Берлине позволило находившемуся там Геббельсу разгромить заговорщиков.

В результате американским и английским войскам во Франции вместо парадного марша и приёма капитуляции немецких войск пришлось начать воевать хотя бы чуть — чуть. И для того чтобы пройти 200 километров до Парижа, союзникам вместо двух дней понадобилось два с половиной месяца. Средний темп продвижения — два с половиной километра в день. И это при многократном превосходстве в живой силе и технике и 15 — кратном — в авиации. От места высадки союзников до границы с Германией было 600 километров. Это расстояние союзники преодолели за 6 месяцев, к концу декабря 1944. Средний темп продвижения — 3 км в день.

Для сравнения: Красная Армия, начав примерно в то же время, 23 июня 1944, наступление в Белоруссии, прошла 600 км за месяц или примерно по 20 км в сутки, имея значительно меньшее превосходство в технике и людях над немецкими войсками.

Но, ещё более вопиющим было соотношение людских потерь союзных и немецких войск во время боёв во Франции. Потери немцев: 150 тысяч убитыми и ранеными. Потери союзников по их официальным данным: 135 тысяч убитыми и ранеными. И это при 15-кратном превосходстве союзников в авиации. Такое количество потерь убитыми и ранеными немецкие войска понесли за 34 дня боевых действий в Крыму в период его освобождения советскими войсками 8 апреля — 12 мая 1944. Но в Крыму немецких войск было 200 тысяч, а не 1 миллион, как во Франции. Площадь Крыма 26 тысяч кв. км., а Франции — около 600 тысяч кв. км. Советские войска во время боёв в Крыму потеряли 60 тысяч убитыми и ранеными (то есть в два с половиной раза меньше, чем немцы), а во Франции потери союзников и немцев были примерно одинаковы: 135 и 150 тысяч. И это — при гигантском превосходстве союзников в авиации и значительном — в других видах военной техники и при стремлении американских и английских солдат и офицеров максимально избежать риска для своей жизни.

Только изобретение атомной бомбы позволило США, имеющим такой, мягко говоря, своеобразный человеческий материал, избежать серьёзных неприятностей на мировой арене после окончания Второй Мировой войны.

Глава 8. Американская армия в Корейской войне 1950 – 1953 годов

Но всё хорошее имеет склонность быстро заканчиваться. И, вот спустя пять лет после окончания Второй Мировой войны правящие круги США, считавшие себя на гребне мирового могущества, вновь с помощью своей же армии ощутили, как они в реальности от него далеки.

Конец американским иллюзиям о мировом господстве периода 1945-1950 гг. положила война в Корее 1950-1953 годов

Как известно, эта война началась в июне 1950, когда тогдашняя просоветская Корейская Народно-Демократическая Республика (Северная Корея) напала на Республику Корея (Южная Корея).

Северокорейская армия первоначально насчитывала 100 тысяч человек. Её противниками были: 100-тысячная южнокорейская армия и 40-тысячный корпус американской морской пехоты.

То есть налицо было нарушение главного формального принципа ведения боевых действий, согласно которому наступающий должен иметь численное превосходство.

Но при элементарном рассмотрении того, что представляли собой противоборствовавшие стороны, ситуация становилась совсем скандальной.

Дело в том, что к началу своего наступления на юг северокорейская армия существовала меньше двух лет (КНДР была образована в сентябре 1948). А за два года при всех усилиях можно обеспечить нормальную подготовку только командиров взводов. То есть в северокорейской армии практически отсутствовали нормальные командиры рот, батальонов, полков, не говоря уже о командирах дивизий и корпусов.

Таким образом, по сути, к лету 1950 армии у Северной Кореи не было. У неё было несколько тысяч пехотных взводов, несколько сот танковых взводов и несколько десятков артиллерийских батарей. Такая «армия» могла ещё как — то выполнять полицейские функции внутри страны, но вести войну с внешним противником она по всем правилам не могла.

Поэтому, даже если бы у Южной Кореи не было своей армии, то 40 тысяч американских морских пехотинцев должно было хватить не только для обороны, но и для наступления против такого противника.

Но регулярная 100-тысячная армия у Южной Кореи существовала и по формальным признакам должна была быть сильнее, чем северокорейская армия, так как Южной Корее в наследство от японского колониального режима достались десятки тысяч офицеров и сержантов, корейцев по национальности, которые служили в японской армии и имели определённый боевой опыт. Все они либо проживали на юге, либо бежали туда с севера, опасаясь политических репрессий. Таким образом, по всем формальным признакам северокорейская армия не только не должна была наступать, но она не могла и обороняться.

В первой половине мая 1950, американский генерал Робертс, проинпектировав южнокорейскую армию, дал ей самую высокую оценку, отметив, что она укомплектована, вооружена и обучена по американским уставам и является вполне современной армией, способной вести успешную войну с армией, вдвое и даже втрое превосходящей ее по численности, при условии одинаковой технической оснащенности.

Но, как известно, всё произошло с точностью до наоборот. За первый месяц войны северокорейская армия продвинулась на 600 км на юг, захватив 99% территории Южной Кореи, кроме города-порта Пусан и прилегающей к нему территории так называемого «Пусанского плацдарма», при этом полностью разгромив 19 – 20 июля 1950 американскую 24-ю пехотную дивизию, и, захватив в плен ее командира — генерал-майора Дина.

На Пусанском  плацдарме, остатки американских войск (южнокорейская армия практически на тот момент прекратила своё существование) в течении полутора месяцев удерживались только благодаря непрерывному огню артиллерии линкоров и тяжелых крейсеров и ударам самолетов с авианосцев.

Чтобы как-то объяснить своё первоначальное сокрушительное поражение в Корейской войне, американские и западные историки, замалчивая сам факт первоначального полуторного превосходства американо — южнокорейской группировки войск над армией Северной Кореи, любят рассуждать о многократном превосходстве северокорейцев в танках (250 средних танков Т-34 у северокорейцев, против 100 американских легких танков М — 24).

Но в условиях полного господства американцев в воздухе с первых дней войны эти 250 северокорейских танков при элементарной стойкости американской пехоты были бы уничтожены американской авиацией за 2 — 3 суток, как это делала немецкая авиация в 1941 -1942 годах, срывая удары превосходящих советских танковых сил. Но американские морские пехотинцы бежали с помощью автотранспорта настолько стремительно, что американская палубная авиация просто не успевала реагировать на изменение линии фронта и наносила удары по только тылам, наступавших северокорейцев.

Кроме абсолютного превосходства в воздухе к началу войны, у американской морской пехоты в Южной Корее имелось около 4 тысяч реактивных гранатомётов «базука» различного калибра. По 16 гранатомётов на каждый северокорейский танк. Даже самый малокалиберный из них (60 — мм) прямым попаданием поджигал Т-34. Но для этого надо было подпустить Т-34 на расстояние 150 — 200 метров. Но нервы у американских гранатомётчиков не выдерживали, и они открывали огонь по Т-34 с 400 — 500 метров. Разумеется, с такого расстояния не попадали, и, не пытаясь произвести повторного выстрела, обращались в бегство, погибая под огнём танковых пулемётов.

Таким образом, при наличии, у американских солдат элементарного чувства даже не храбрости, а хотя бы воинского долга, они, имея по 16 гранатомётов на каждый танк противника, сожгли бы все северокорейские танки самое большее за первые два дня войны. Тем более что наступали северокорейские танки тогда, как правило, без артиллерийской подготовки, не говоря уже о сопровождении их наступления артиллерийским огнём.

Аналогичная ситуация и с другим доводом американских и западных «историков» — о якобы «многомиллионных китайских ордах», которые помешали американцам выиграть войну в Корее. В самый разгар корейской войны общая численность китайской армии составляла 6 миллионов человек. Для сравнения: у США к концу Второй Мировой войны «под ружьём» находилось 11 миллионов. Поэтому более 1 миллиона человек личного состава, китайские войска в Корее никогда не имели. Вместе с китайцами воевало 200 тысяч северокорейцев. Итого 1 миллион 200 тысяч. У американцев в Корее в разгар боёв 1951 -1953 около 500 тысяч человек 200 тысяч южнокорейцев и союзных войск из других стран. Всего около 700 тысяч. При 10-кратном превосходстве в авиации и 5-кратном превосходстве в танках и артиллерии над китайцами и северокорейцами, этого было вполне достаточно для победы.

Успешно скрывать от окружающего мира потрясающую недееспособность своих сухопутных войск США помогает тотальная фальсификация реальных цифр своих боевых потерь. И началась эта тотальная фальсификация как раз со времён Корейской войны.

Официальных американских данных о потерях в этой войне нет до сих пор. Одни американские и западные историки говорят о 30 тысячах убитых, другие — о 50 тысячах. Единственная устоявшаяся официальная цифра — это 8 тысяч американских солдат и офицеров, пропавших без вести.

Даже максимальная цифра убитых — 50 тысяч — приводимая западными историками, звучит несерьёзно. В 1951 – 1952 годах, в целом ряде наступательных операций, проводимых по всей линии фронта, американское командование концентрировало на отдельных участках до 100 танков на километр фронта и соответствующее количество пехоты. И при такой концентрации сил суточное продвижение не превышало 2 километров, а обычно составляло несколько сот метров. Так что можно представить, какие при этом были потери.

Кстати, такой концентрации танков на километр фронта не было за всё время Второй Мировой войне. Та, в разгар крупнейших танковых сражений на Курской дуге летом 1943 наибольшая концентрация танков была у немцев, но и она не превышала 70 танков на километр фронта.

Теперь об устойчивой цифре американских потерь в Корее — 8 тысяч пропавших без вести. С её помощью можно определить истинную цифру американских потерь путём сопоставления аналогичных показателей по Вьетнаму. Во Вьетнаме у американцев было, по официальным данным, 58 тысяч убитых и 2 тысячи пропавших без вести. То есть один пропавший без вести на 29 убитых. Тогда только одно умножение 8 тысяч пропавших без вести на 29 даёт 232 тысячи убитых американцев в Корее.

То есть за три года войны в Корее американцы потеряли убитыми больше либо примерно столько же, сколько они по своим официальным данным потеряли за четыре года своего участия во Второй Мировой войне.

В результате, в ходе боевых действий в Корее в 1950 – 1953 годах, китайцы и северокорейцы, имея достаточно скромную военно — техническую поддержку СССР, уничтожили больше американцев, чем Германия и Япония вместе взятые во время Второй Мировой войны. И, это притом, что в отличие от Германии и Японии, они не имели линкоров, авианосцев, других крупных боевых кораблей, бомбардировочной и штурмовой авиации, баллистических и крылатых ракет.

В современной отечественной историографии основным, и до сих пор наиболее обобщающим источником по истории войны в Корее является созданный в 1955-1956 годах коллективом авторов во главе с С.С. Потоцким «Военно-исторический очерк войны в Корее 1950-1953 годов», который до конца СССР являлся закрытым трудом, предназначенным для генералов и офицеров, тогдашней Советской армии. Эта книга рассказывает о событиях, которые долгие годы скрывались за грифом секретности от широкого круга читателей, а также об уроках и итогах первой послевоенной «пробы сил» в локальном конфликте. Впервые в открытом виде, она была издана в 2003 году («Война в Корее 1950 – 1953 годы» — СПб.: ООО «Издательство Полигон», 2003. — 923 с. — (Военно-историческая библиотека). Тираж 5100 экз. isbn 5–89173–145–2). Сейчас любой желающий может прочитать его в интернете по адресу http://militera.lib.ru/h/korea_50_53/index.html

Глава 9. Американская армия во Вьетнамской войне 1962 – 1973 годов

С помощью соотношения убитых и раненых, можно попытаться вывести и примерные цифры реальных потерь американской армии во вьетнамской войне. Однако истинные потери американцев во Вьетнаме убитыми были почти в два раза больше и составляли 100 тысяч человек. Эта цифра вычисляется очень просто. Американцы по присущей им исконной тупости не согласовали необходимым образом  цифры убитых и раненых во Вьетнаме. Давая цифру убитых в 58 тысяч человек, они одновременно дали цифру 300 тысяч раненых. А как известно со времен  Первой Мировой войны и до наших дней. установилось устойчивое соотношение убитых и раненых, которое составляет 3 раненых на 1 убитого. В результате цифра истинных потерь убитыми американцев во  Вьетнаме вычисляется очень легко и составляет 100 тысяч солдат и офицеров. Таким образом, количество американцев убитых в Корее может составлять порядка 450 – 470 тысяч солдат и офицеров.

Впрочем, в 2008 году, появилась новая возможность узнать истинные потери американских войск во вьетнамской войне. Эту возможность дал российский журнал «Вокруг Света» — 2008 — № 6 – с.141, который описывая в этом своём номере историю транспортной вертолетной авиации США, привел американскую статистику эвакуации раненых армейской вертолетной авиацией с 1962 по 1973 год. Согласно этим американским данным «Воздушно – спасательная служба» американской армии не только во Вьетнаме, но и во всем тогдашнем Индокитае (Вьетнам, Камбоджа, Лаос) в период с 1962 по 1973 год, то есть за весь период боевых действий, с помощью транспортных вертолетов вывезла более 900 тысяч раненых. То есть исходя из традиционного устоявшегося соотношения со времен Первой Мировой войны 1 убитый на 3 раненых, получим цифру убитых военнослужащих США в 300 тысяч человек.

А ведь кроме армейской «Воздушно – спасательной службы», аналогичные службы существовали и у воевавших во Вьетнаме дивизий американской морской пехоты и военно – воздушных сил. Таким образом количество раненых может увеличится до 1 миллиона 200 тысяч человек и соответственно  убитых до 400 тысяч человек.

Глава 10. Американский кошмар боёв на Гренаде в октябре 1983 года

После Вьетнама самой крупной боевой операцией американцев стало их вторжение в островное государство Гренаду в октябре 1983 для свержения местного левого режима.

Как всегда, после очередной войны американцы выдали в мировую информационную сферу свою версию произошедших событий, как всегда изрядно занизив цифру своих потерь. Но если в Корее число своих потерь американцы занижали в 8 — 9 раз, то на Гренаде они решили не мелочиться и занизили истинное количество своих убитых примерно в сто раз, заявив о 30 погибших.

Эта типичная американская военная ложь продержалась довольно долго, потому что её не стало разоблачать тогдашнее советское руководство, исходя из принципа, провозглашённого в узком кругу тогдашним министром иностранных дел Громыко: «Не стоит злить американцев по пустякам». Следование этому принципу в эпоху Брежнева завело СССР очень далеко, прямиком в «новое мышление» Горбачёва и далее во внешнюю политику Российской Федерации, возникшей после распада СССР.

Но, тем не менее, постепенно стали выплывать различные весьма живописные подробности американского десанта на Гренаду, которые позволили восстановить подлинную картину произошедшего и установить довольно точное число американских потерь в живой силе и технике.

Прежде всего, выяснилось, что в ходе высадки было сбито около ста транспортных вертолётов. И практически все сбитые вертолёты имели на борту от 15 до 30 человек и по 3 -5 членов экипажа. Таким образом, даже если не все на сбитых вертолётах погибали, то и тогда количество погибших только на сбитых вертолётах должно было составить около 2 тысяч.

Точно известно, что на десяти сбитых вертолётах на Гренаде в полном составе погибла, не успев вступить в бой, группа спецназа «Дельта» в количестве двухсот человек.

Группу «Дельта» называли элитой американского спецназа. Но за всю историю своего существования эта группа так ни разу не смогла вступить в бой с реальным противником. Вскоре после своего создания в 1980 году она потеряла 40% своего состава во время неудачной попытки освобождения американских заложников-дипломатов в Иране. Спустя три года, на Гренаде, боевой состав группы «Дельта» погиб полностью. В живых остались штабной и обслуживающий персонал, не покидавшие США.

Все американские вертолёты и самолёты были сбиты на Гренаде советским оружием либо времён Второй Мировой войны: крупнокалиберными пулемётами ДШК образца 1938 года, либо конца Второй мировой войны – крупнокалиберные пулеметы КПВ образца 1944 года. Самой современной была 23-мм зенитная автоматическая пушка образца 1957 года. В результате их применения за две недели боёв на Гренаде американцы потеряли столько же вертолётов, сколько советские войска — за первые шесть лет войны в Афганистане.

Такие большие потери в людях (3 тысячи убитых) и технике (100 транспортных и 20 боевых вертолётов, 10 боевых самолётов), были вызваны тем, что 30 — тысячная группировка американских сил столкнулась с примерно тысячей кубинцев, вокруг которых объединились около 3 тысяч солдат и офицеров гренадской армии и полиции, пожелавших сражаться, и вооружённых партийных активистов.

При этом из тысячи кубинцев только двести были кадровыми офицерами (армии, полиции, госбезопасности), обучавшими гренадцев из соответствующих силовых структур. Остальные 800 кубинцев — гражданские строители, модернизировавшие гренадский международный аэропорт и ранее служившие в армии.

В то время, как большинство кубинских военных советников организовывали и возглавляли сопротивление тех частей армии и полиции, которые пожелали сражаться, кубинские рабочие, подобрав брошенные большей частью гренадской армии стрелковое оружие, а также крупнокалиберные пулемёты ДШК и КПВ, миномёты и безоткатные орудия, два бронетранспортера типа БТР — 60 дали силам вторжения организованный отпор.

Вначале кубинские строители расстреляли прямо в воздухе несколько сот спускавшихся на парашютах солдат из 75 — го полка рейнджеров (спецназ сухопутных войск), затем аналогичным образом досталось личному составу  82 — й воздушно-десантной дивизии. Так же ими были в бою за аэропорт сбиты несколько десятков транспортных и боевых вертолётов и несколько штурмовиков с авианосцев. Несмотря на подавляющее превосходство в огневой мощи и живой силе, американцы не смогли сломить сопротивление кубинцев до тех пор, пока у них кончились боеприпасы.

Уничтожив за несколько дней боёв в районе аэропорта около 2 тысяч американцев, кубинцы за это время, по данным самих же американцев, потеряли убитыми 50 человек.

Это соотношение потерь говорит о том, что в 1983 году американские офицеры так же не умели управлять артиллерийским огнём и авиаударами, как и во время Первой и Второй Мировых войн. Кроме того, это говорит о трусости американских лётчиков, которые после потери нескольких самолётов от зенитного огня наносили ракетно-бомбовые удары, не входя в зону досягаемости зениток, то есть с высоты около 5 км. А поскольку вплоть до настоящего времени, несмотря на все технические усовершенствования, ракетно — бомбовые удары с высоты более 3 км являются неприцельными, то американские солдаты наземных войск и расплачивались сотнями своих жизней за непрофессионализм своих офицеров-артиллеристов и авианаводчиков и за трусость лётчиков.

Арифметика тут простая. Если бы американские лётчики штурмовой авиации не трусили и наносили бы удары не с 5 — километровой высоты, а с высоты 500 — 1500 метров, то они бы, потеряв примерно 25 самолётов и около 20 своих жизней, уничтожили бы 200 кубинцев, а остальных бы ранили и тем самым ценой 20 своих жизней спасли бы жизнь примерно тысячи своих пехотинцев.

О том, что многотысячные потери американских войск убитыми во время боёв на Гренаде — это реальность и что причиной этих потерь были кубинцы, говорит поведение американских войск на Гренаде в отношении здания кубинского посольства и кубинских дипломатов. Спустя несколько часов после начала вторжения американцев кубинские дипломаты, хорошо зная характер своего северного соседа, спешно покинули здание своего посольства и укрылись у советских коллег. Спустя несколько дней, вконец обозлённые своими неожиданно гигантскими потерями, американцы буквально по кирпичикам разнесли здание кубинского посольства.

Но потери американцев от кубинского огня продолжали стремительно расти, и так же стремительно росла американская обозлённость. И когда после захвата Гренады началась эвакуация с острова всех, кто находился в здании советского посольства, то в зале аэропорта американские солдаты и офицеры образовали «живой коридор»и, пропуская через него эвакуированных, награждали щедрыми оплеухами и пинками всех мужчин, имевших хотя бы малейшие признаки латиноамериканской внешности.

Поскольку американцев, при всей массе их отрицательных качеств, вполне законченными садистами назвать всё-таки нельзя, то такое, их поведение могло быть вызвано только необычайно высокими потерями.

Но, при этом с головой у американцев что — то всё — таки не в порядке. С захваченными в плен в аэропорту кубинцами, отправившими на тот свет пару тысяч их соотечественников, они обращались, соблюдая, в общем, международные конвенции о военнопленных, а кубинских дипломатов, которые их пальцем не тронули — избивали.

Никаких уроков из своих очередных ошибок и коренных пороков в устройстве вооружённых сил, выявленных боями на Гренаде, американцы, конечно же, не извлекли — в силу полного отсутствия в англосаксонском характере склонности к самокритике. И поэтому спустя 6 лет — в 1989 году, в Панаме — вновь наступили на теже грабли. Хотя в ходе войны с панамцами появилось и кое-что новое — например, чрезмерное количество случаев ведения огня по своим, который американцы стали деликатно называть «дружеским огнём» и который после Панамы стал устойчивой традицией американской армии в ходе боевых действий.

Но поскольку американцы чересчур прямо понимаю принцип «победителей не судят», то после своих сомнительных побед на Гренаде и в Панаме они никаких мер к устранению коренных пороков своих вооружённых сил предпринимать не стали. Вместо этого — в очередной раз: «Обычное самомнение американцев, поднятое этой победой на небывалую высоту, продолжает держаться на уровне, отнюдь не соответствующем достигнутым результатам. Ни выяснившаяся неподготовленность войск, ни медленный ход военных действий — ничто не в состоянии утолить разыгравшиеся аппетиты». Эти строки донесения русского консула в Нью-Йорке В. А. Теплова от 4 апреля 1898 о первых итогах испано-американской войны наглядно характеризовали обстановку в США, сложившуюся спустя 92 года, в 1990 году: «Мы окончательно преодолели вьетнамский синдром» — радостно орали американцы.

Глава 11. Разгром группировки американского спецназа в Сомали 3 – 4 октября 1993 года

В 1991 году в ходе массовых беспорядков в Сомали был свергнут режим диктатора Сиада Бэйра. Вскоре после этого эта страна практически распалась и на её территории воцарились крупные группировки боевиков, враждовавшие друг с другом. Экономика была полностью разрушена, даже такая традиционная для этой страны отрасль, как сельское хозяйство. Засуха и неурожай дополнили картину. В стране начался голод. В результате, между группировками боевиков поделившими территорию Сомали, сразу же началась борьба за склады с продовольствием.

Вооруженные бандитские группировки препятствовали справедливому распределению гуманитарной помощи между жителями Сомали, захватывая продовольствие, и терроризируя международные организации.

С целью прекращения гражданской войны и доставки продовольствия местному населению Советом безопасности ООН в апреле 1992 года была одобрена резолюция № 751 о проведении миротворческой операции в Сомали UNOSOM — 1 («United Nations Operations in Somalia»). Однако войска ООН оказались не в состоянии самостоятельно провести данную операцию. После чего, ООН обратилась за вооруженной помощью к США.

В результате, американскими вооруженными силами была начата операция «Provide relief» («Оказание помощи»), в ходе котороый в Сомали было доставлено 28 тысяч тонн гуманитарных грузов. Однако обстановка в стране, и особенно в ее столице Могадишо продолжала ухудшаться.

С целью стабилизации обстановки в декабре 1992, группировка американских вооруженных сил в Сомали была начата операция «Restore hope» («Восстановить надежду»). В ходе этой операции американцы планировали возглавить контингент миротворческих войск, а после стабилизации обстановки в стране вывести свои войска и передать территорию Сомали под контроль сил ООН.

Для международно – правового прикрытия боевых действий американских войск в Сомали, в марте 1993 года Советом Безопасности ООН была начата миротворческая операция UNOSOM — 2. Целью операции было разоружение сомалийских боевиков и восстановление государственной власти на всей территории страны.

После этого по просьбе Совета безопасности ООН в Сомали были введены войска быстрого реагирования США под командованием генерал-майора Томаса Монтгомери, командира 10-й горной дивизии США.

Главным противником войск в США объективно становилась самая сильная и наиболее дисциплинированная из группировок боевиков «Сомалийский национальный альянс» (СНА) под командованием бывшего начальниа генерального штаба Сомали генерала Мохаммеда Фараха Айдида, основу которой составляли солдаты и офицеры бывшей регулярной армии и спецслужб этой страны.

На тот момент, Айдид располагал в Могадишо мощной радиостанцией, и с ее помощью, распространял воззвания, с призывами, ко всем сомалийцам начать активную борьбу против оккупировавших страну иностранных войск и прежде всего американских. После этого американское командование в Сомали, фактически подчинившее себе все, находившиеся там  остальные войска ООН, направило находившуюся в столице пакистанскую механизированную бригаду, атаковать объекты занятые в Могадишо войсками Айдида, в том числе захватить радиостанцию и по возможности арестовать самого Айдида.

Однако разведка Айдида вовремя узнала о подготовке данной операции и 5 июня 1993, при выдвижении пакистанской колонны, боевиками СНА был нанесен по ней внезапный удар в результате которого убито 24 и ранено 44 пакистанцев.

В ответ на эту акцию Советом безопасности ООН, а фактически америанцами был разработан план операции по разгрому СНА и аресте её лидера Айдида. Предполагалось, что арест крупного лидера и ликвидация его группировки должны заставить других сомалийских полевых командиров прекратить борьбу.

В ходе подготовки к этой операции, началось патрулирование улиц Могадишо тяжелой бронетехникой. В Сомали были переброшены дополнителные силы: 130 боевых вертолетов и грузовые самолеты АС — 130 с вооружением для огневой поддержки наземных войск, которые в период с 7 июня по 14 июля 1993,  нанесли ряд ударов по объектам СНА: оружейным складам, скоплениям автотранспорта боевиков, радиостанции Айдида. 12 июля 1993, американскими войсками с применением боевых вертолетов была взята штурмом штаб-квартира СНА, и захвачены в плен многие его функционеры. Однако сам Айдид скрылся, и продолжал руководить Альянсом из подполья. За его поимку была объявлена награда в 25000 долларов.

После этого ненадолго обстановка в Сомали стабилизировалась. Боевики снизили свою активность. Однако через некоторое время они вновь продемонстрировали свою силу, проведя ряд минометных обстрелов мест базирования американских вертолетов в Могадишо.

Для ускорения захвата Айдида министерством обороны США была спланирована специальная операция, в рамках подготовки к которой в Сомали были направлены такие подразделения сил специальных операций армии США, как группа «Дельта», рота одного избатальонов 75 — го полка рейнджеров и несколько подразделений 160 — го авиаполка специальных операций.

Из состава этих сил для поимки Айдида была создана оперативно — тактическая группа Оперативной разведыательной информацией эту группу снабжали агенты ЦРУ и разведывательная авиация из состава авиационной тактической группы.

С этой же целью, захвата Айдида, в августе 1993, началась специальная разведывательная операция под названием «Глаза над Могадишо», в ходе которой над городом постоянно находился вертолет — разведчик или разведывательный самолет типа «Орион», которые в том числе отслеживали перемещения автомобилей на улицах. Предполагалось, что как только будет зафиксировано перемещение Айдида по улицам города, данный участок будет блокирован силами спецназа, и лидер СНА захвачен.

Однако все виды американской разведки за время проведения этой операции, так и  не смогли добыть достоверной информации о местонахождении Айдида. Шесть раз подразделения американскогоспецназа высаживались на улицах Могадишо, захватывая членов СНА, однако Айдида среди них не окаалось.

Тем временем обстановка в Могадишо накалялась. 8 августа на улице был взорван автомобиль с четырьмя американцами. 8 сентября произошло крупное нападение боевиков на блокпост миротворцев с применением безоткатных орудий, гранатометов и стрелкового оружия. К боевикам присоединилось также около тысячи вооруженных местных жителей. Потребовалась поддержка авиации, чтобы подавить огневые точки боевиков.

Затем 16 и 21 сентября 1993, произошли нападения на пакистанских военных, причем в ходе боя 21 сентября были убиты двое, ранены семеропакистанцев и подбит бронетранспортер. 25 сентября 1993, сомалийскими боевиками из ручного противотанкового гранатомёта был сбит американский вертолет типа «Blackhawk». В результате погибли трое американцев.

Поскольку до этого гранатометы не применялись боевиками для ведения огня по воздушным целям, то американское командование сочло происшедшее случайностью и при планировании дальнейших операций возможность поражения вертолетов из РПГ непринималась во внимание.

Операцию по захвату Айдида и его ближайших соратников американским командованием было решено провести в воскресенье 3 октября 1993, поскольку каждое воскресенье руководство СНА устраивали в Могадишо антиамериканский митинг, на котром часто присутствовал либо сам Айдид либо его ближайшие соратники и тем самым появлялась возможность оперативно установит их местонахождение после окончания митинга.

Самого Айдида на этом митинге не оказалось, но одним из ораторов был Омар Салад — советник Айдида. После завершения митинга он на автомобиле отправился белому трехэтажному зданию недалеко от гостиницы «Олимпик». Вокруг этого здания расстилались кварталы трущоб, а рядом находился рынок «Бакара» – полностью враждебная американцам территория, оплот СНА. В этом районе города, который американцы называли «Черное море», в лабиринте грязных улочек и закоулков жили сотни тысяч сторонников Айдида, из числа гражданского населения, в большинстве своём имевших стрелкове оружие.

За перемещениями Саладом постоянно велось наблюдение всеми средствами и примерно в 13 часов 30 минут, были получены сведения, что в указанном доме Салад должен встретился с Абди Гасаном Авалем по прозвищу «Кебдид» — министром внутренних дел в теневом правительстве Айдида. Сам Айдид также мог находиться там, но достоверно это было неизвестно.

После этого к разведывательному самолету, который вел наблюдение за этим зданием и прилегавшими к нему территориями, присоединилось несколько разведывательных вертолетов для непосредственногонаблюдения за домом, в который вошел Салад.

Для точного обозначения цели один агентов из числа местных жителей, должен был подъехать на своей хорошо заметную с воздуха машине серебристого цветак к фасаду гостиницы «Олимпик»», остановиться, выйти, поднять капот и имитируя поломку двигателя, чтобы дать возможность операторам с вертолетов навести на него телекамеры, а затем проехать по улице, и остановиться точно напротив нужного дома.

Одновременно в это же  время рейнджерам и спецназу поступила команда на подготовку к операции по захвату Айдида и его сторонников. Командиры штурмовых групп дополнительно согласовывали тактику действий, используя кадры, передаваемые воздушной разведкой. Копии плана операции были выданы командирам отделений рейнджеров, вертолеты подготовлены к вылету. Можно было начинать операцию, но приказ задерживался.  Поскольку выяснилось, что агент из-за страха перед боевиками не выполнил то, что от него требовалось. Проехав от гостиницы, он остановился не там, где нужно, и открыл капот машины. По вине разведки подразделения спецназа чуть было не атаковали ложную цель. Командиры групп вновь собрались в оперативном центре для получения указаний. Агенту по рации был передан приказ объехать еще раз квартал и остановиться прямо у требуемого здания. На этот раз он подъехал туда, куда нужно. После этого в 15 часов 3 октября 1993, штаб группы «Рейнджер» доложил командованию о готовности к началу операции.

Получив рапорт о готовности выделенных сил к началу опреации командовани приказало разведывательной авиации было приказано покинуть воздушное пространство над целью, а одна из рот 10-й горнопехотной дивизии была приведена в состояние полной боевой готовности в качестве резерва. Подразделения радиоэлектронной борьбы начали глушить радиоэфир и сотовую связь в Могадишо.

Всего в операции были задействованы шестнадцать вертолетов: четыре – для огневой поддержки, шесть транспортировали спецназовцев из «Дельты», четыре несли бойцов второй роты третьего батальона 75-го полка рейнджеров, один – поисково-спасательную группу, и последний служил воздушным штабом для управления операцией. В нем находились старшие офицеры, задача которых состояла в управлении действиями пилотов вертолетов и наземных сил. У ворот базы в полной боевой готовности стояла колонна из девяти бронированных армейских джипов «хаммер» и трех военных грузовиков. В машинах находились рейнджеры, бойцы «Дельты» и четыре бойца 6 — й команды боевых пловцов морского спецназа. Колонной командовал подполковник Донни МакНайт. Всего в сводной группе, включая воздушную разведку, было двадцать единиц авиатехники, двенадцать автомобилей и около ста шестидесяти человек личного состава.

По плану операции, «Дельта» и рейнджеры с вертолетов должны были десантироваться около здания при помощи «быстрых веревок». «Дельта» должна была ворваться в здание, захватить лидеров боевиков, и вывести их на улицу. В это время к дому должна была подъехать автоколонна, забрать рейнджеров вместе с пленными, и вывезти их из города. Бойцов «Дельты» должны были эвакуировать вертолеты.

Американское командование рассчитывало, что внезапность и быстрота операции не позволят боевикам оказать серьезное сопротивление.

В 15 часов 40 минут началась высадка на объект. Главная штурмовая группа, приземлившись, через стену забросала светошумовыми гранатами двор здания и тут же, пробежав через него, ворвалась вовнутрь дома. Еще две четверки, спецназовцев, приземлившись перед фасадом здания, выдвинулись к главному входу. Здесь они ворвались в помещение магазина письменных принадлежностей, но быстро поняв свою ошибку, покинули его, и последовали за главной группой. Тем временем над местом операции зависли еще два вертолета, из которых по канатам высадились бойцы «Дельты» — вторая волна штурмующих. За ними подошли вертолеты с рейнджерами, которые начали высаживаться по углам квартала для блокирования периметра зоны операции. Во время спуска один из рейнджеров сорвался с каната и упал с двадцатиметровой высоты.

Практически сразу же после десантирования рейнджеров начали обстреливать из соседних строений. Несколько бойцов получили ранения. Такая быстрая реакция боевиков Айдида стала для американцев неожиданностью.

Тем временем «Дельта» завершила штурм здания. Салад и Кебдид, а также еще 22 члена СНА были захвачены, однако Айдида в доме не оказалось. Вскоре подъехала колонна «хаммеров», чтобы забрать пленных и рейнджеров. Три «Хаммера» под командованием сержанта Стракера сразу же ушли на базу с пострадавшим при падении рейнджером, которому требовалась срочная медицининская помощь. При движении по городу конвой периодически натыкался на баррикады, которые возводили жители Могадишо, и попадал под огонь стрелкового оружия. Во время одного из обстрелов на «Хаммере» был убит пулеметчик.

Тем временем, та часть колонны, что осталась для погрузки пленных, тоженачала нести потери. Обстрелом из автоматов и гранатомётов, были уничтожены «хаммер» и грузовик. Но это были сравнительно мелкие неприятности по стравнению с последовавшей за ними цепью трагических событий. Через пять минут после подхода конвоя из РПГ был сбит один из вертолётов, который упал неподалеку от захваченного спецназом здания.

Рядом с местом падения сбитого вертолёта для спасения находившихся на его борту приземлился другой вертолёт. Оказалось, что в живых но при этом тяжело ранеными на борту сбитого вертолета осталось двое. Вертолет взлетел под сильным огнем, унося на борту спасенных бойцов. Погибших пришлось оставить в сбитом вертолете.

После этого на место катастрофы с другого вертолета на веревках была высажена группа рейнджеров и бойцов поисково-спасательной службы, всего 15 человек. Сразу после их высадки вертолет подвергся массированному обстрелу и был поражениз гранатомёта. В результате машина была повреждена и едва дотянула до аэродрома. Рейнджеры заняли круговую оборону вокруг места падения вертолета, а спасатели начали спасательные работы. За это время к району падения вертолета пешком подоспела часть рейнджеров из колонны МакНайта. Одновременно сюда выдвинулись дополнительные силы боевиков и завязалась ожесточенная перестрелка.

К месту катастрофы прилетел ещё один вертолёт, чтобы поднять сбитый вертолет, и доставить его на базу. Тем временем боевики продолжали прибывать. К ним присоединялись вооруженные местные жители в том числе женщины и дети. «Хаммеры» попытались прорваться к месту падения вертолета, однако были встречены сильным огнем. Баррикады преграждали путь, водители несколько раз сворачивали не на те улицы, и в итоге колонна вернулась месту начала операции. За этот эпизод эту колонну прозвали «Потерявшимся конвоем».

К этому моменту было убито и ранено половину бойцов отряда, и Гаррисон приказал МакНайту доставить пленных в штаб группы «Рейнджер», чтобы выполнить, по крайней мере, первоначальную задачу миссии. Едва только «Хаммеры» тронулись с места, как из гранатомёта боевиков был подбит вертолёт прибывший для эвакуации ранее сбитого вертолёта. Граната попала в хвостовой ротор. Вертолетчики попытались тянуть на базу, но вскоре хвостовой ротор окончательно развалился, машина потеряла управление и разбилась в двух милях от первого вертолета. Это произошло около 17часов. Уничтожение этого вертолёта сделало невозможной эвакуацию оставшихся подразделений, которые вели бой на земле.

А тем временем в штабе группы генерал Гаррисон ставил задачу подполковнику Биллу Дэвиду на проведение поисково-спасательной операции в районе падения вертолетов. В его распоряжение был выделен отряд из военнослужащих штаба тактической группы «Рейнджер» и роты легкой пехоты на двадцати двух «хаммерах». В 17 часов 45 минут подполковник Дэвид выдвинул свою колонну в направлении района боя. Но спустя несколько минут конвой был остановлен плотным огнем из засады, при этом два «Хаммера» подбиты. Отряд был окружен боевиками и вынужден отбивать их атаки. Дэвид доложил Гаррисону о том, что его отряд блокирован и пробиться к месту падения вертолетов не в состоянии. В 18 часов 21 минуту отряд Дэвида получил команду вернуться в пункт прежней дислокации, но для того, чтобы вырваться из окружения, американцам потребовалось около часа.

В ходе продолжавшегося боя боевики упорно рвались к месту крушения второго вертолета. После того как стало ясно, что конвой Дэвида не сможет спасти пилотов сбитой машины, а единственная поисково — спасательная группа была задействована на месте падения первой машины, туда был направлен ещё один вертолет, который доставил двух снайперов из «Дельты» — сержанта первого класса Рэндалла Шугарта и мастер-сержанта Гарри Гордона, для защиты экипажа упавшего вертолета. Они высадились в ста метрах от сбитого вертолета, но как только их вертолет начал взлетать, он был тут же поражен гранатой. Пилот сумел дотянуть машину до аэродрома, невдалеке от которого вертолет рухнул на землю. Спустя некоторое время большая группа боевиков окружила вертолет. Оба снайпера отстреливались в течение часа, но в конце концов были убиты боевиками

Тем временем восьмидесят бойцов группы «Рейнджер», заняв оборону в строениях рядом с местом падения первого вертолёта, вели тяжелый бой. Не имея поддержки с воздуха, они несли потери от сильнейшего огня боевиков. Наступила ночь. Обороняющиеся доложили в штаб о том, что положение стало критическим. Вода, боеприпасы и медикаменты у них были на исходе. Среди рейнджеров находился тяжело раненный капрал Джейми Смит, которого было необходимо срочно эвакуировать.

Около 20 часов вертолет «Супер 66-й» доставил осажденным боеприпасы, медикаменты и воду, однако эвакуировать Смита оказалось невозможным из-за сильного огня боевиков. Через час он скончался. В сложившейся ситуации у американского командования оставался единственный выход – просить помощи союзников из миротворческих сил ООН, что и было сделано около 21 часа 3 октября 1993 года.

После получения просьбы о помощи от американцев, на главном  стадионе Могадишо, служившем базой для пакистанских войск, началось формирование колонны бронетехники для оказания помощи окруженным американцам. В колонну вошли четыре легких пакистанских танка, двадцать четыре малайзийских бронетранспортера, а также автомашины – всего более шестидесяти единиц техники. На броне разместилось две роты легкой пехоты из 10-й горной дивизии США, а также около пятидесяти бойцов группы «Рейнджер». Колонну прикрывали вертолеты огневой поддержки типа AH-1 «Кобра», а вертолеты типа  OH-58A «Кайова», вели разведку.

Около 23 часов колонна двинулась по направлению к осажденной группировке спецназовцев. В ходе своего движения по улицам Могадишо, американцы и их союзники столкнулись с ожесточенным сопротивлением боевиков. Приходилось медленно продвигаться по городу, подавляя огневые точки противника. После двух с половиной часов ожесточенного боя, колонна приблизилась к осажденным американским спецназовцам. Однако у американского командования возникли опасения, что в темноте колонна может пройти мимо рейнджеров, не обнаружив их. Поэтому было принято решение разделить колонну на две части.

Около 2 часов 4 октября 1993 года, первой колонне удалось обнаружить и опознать оборонявшихся американцев, и они присоединились к ней. Не все бойцы смогли разместиться на броне. Некоторым пришлось бежать, используя технику в качестве прикрытия. Когда колонна уходила к месту базирования, боевики продолжали ее обстрел. Вертолеты наносили ответные удары, давая возможность конвою продолжать движение.

Чуть позже к месту осады спецназовцев вышл вторая колонна, но никого не обнаружив начала возвращаться на базу. В 6 часов 30 минут 4 октября 1993, обе колонны порознь прибыли на базу пакистанцев.

В боях 3 – 4 октября 1993, в Могадишо, американцы официально заявили о том что потеряли 18 человек убитыми и пропавшими без вести, 84 ранеными. Хотя исходя даже из их официальной цифры раненых, то убитых должно было быть около 30 человек, по известной ещё с Первой Мировой войны формуле 1 к 3 (трое раненых на одного убитого). Кроме потерь в живой силе, американцы потеряли три вертолета, три «Хаммера» и грузовик.

Тем не менее скандал даже с этими традиционно во многие разы заниженными потреми был очень большим, поскольку, эти военнослужащие являлись элитой американской армии – спецназовцами и летчиками, и на подготовку каждого из которых были истрачены долгие годы и сотни тысяч долларов,

Айдид, ради которого все затевалось, пойман не был. Он продолжал оставаться крупным полевым командиром, и был смертельно ранен в 1996 году во время столкновения с конкурирующей группировкой.

События 3 — 4 октября 1993, в Могадишо жители Сомали назвали «Днем рейнджера». Провал операции американского спецназа вызвал широкий резонанс в США. Общественность была шокирована, когда по телевидению показали, как торжествующие боевики волокут по улице тело убитого солдата «Дельты». Министр обороны США Л. Аспин подал в отставку. С Айдидом было заключено перемирие. ООН начал сворачивание своей миротворческой миссии. В 1994 году войска США были выведены из Сомали. Годом позже территорию страны покинули и войска ООН.

Международные военные эксперты анализируя провал этой операции американского спецназа пришли к выводу, что определили целый ряд недочетов в работе и тактических ошибок со стороны руководства группы «Рейнджер»:

1) Недооценка противника. При планировании операции по поимке Айдида его воспринимали как безграмотного повстанца, совершенно не учитывая, что этот человек получил серьезную подготовку в военных академиях Италии и Советского Союза, принимал участие в войне с Эфиопией, и ранее занимал высокий пост в вооруженных силах.

2) Плохое ведение разведки. Операция проводилась на основе неполных и непроверенных разведывательных данных. Агентурная работа ЦРУ находилась на низком уровне. Информация, поступавшая от агентов, часто оказывалась противоречивой и недостоверной. Не было создано единого центра, способного проанализировать и сопоставить между собой сообщения агентов, и данные авиаразведки. Вместо этого, на любое внешне правдоподобное сообщение руководство группы «Рейнджер» реагировало воздушным десантом..

3) Шаблонность и предсказуемость действий. До этого высадки спецназа с вертолетов в Могадишо проводились шесть раз – по одной в неделю. Местные жители, среди которых были и разведчики Айдида, могли наблюдать высадку американского десанта с вертолетов.

4) Учитывая то, что двое лидеров СНА все же были захвачены, нельзя утверждать, что американцы попались в ловушку, специально подстроенную Айдидом, хотя он и мог бы это сделать. Однако Айдид, судя по действиям его формирований, внедрил и использовал эффективную систему сбора по тревоге в нужном месте, что говорит о его военной компетентности.

5) Неверная оценка сил и возможностей противника. Если бы генерал Гаррисон верно оценил обстановку, то провел бы операцию иными силами и по другому плану. Он не учел, что всего за две с половиной недели до этого боевики Айдида сбили вертолет из гранатомета. Гаррисон продолжал считать, что у бойцов СНА нет эффективных зенитных средств. Он также не сделал выводов из успешного налета сомалийцев на пакистанскую танковую бригаду. Поэтому движение колонн «Хаммеров» в городе было организовано неграмотно, без расчета на серьезное противодействие со стороны боевиков. Поэтому просто удивительно, что им в сложившейся ситуации вообще удалось вырваться из города.

6) Игнорирование американским командованием особенностей района операции. Район рынка «Бакара», где проходила операция, полностью контролировался сторонниками Айдида. После полудня многие из них употребляли растительный наркотик, становясь активными и бесстрашными. Ночью же, наоборот, впадали в апатию. Таким образом, американцы начали операцию, когда сомалийцы находились на пике своей «боевой формы».

7) Недостаточная подготовка рейнджеров. Как это ни парадоксально, но спецназовцы из 75-го батальона рейнджеров оказались не вполне готовыми к бою. Средний возраст солдат составлял 19 лет, что говорит о сроке их службы и боевом опыте. Кроме того, рейнджеры были расслаблены предыдущими рейдами, в ходе которых никаких боестолкновений не происходило. Многие облегчили свои бронежилеты путем удаления дополнительных пластин, приборы ночного видения и фляги с водой не брали. Рейнджеры рассчитывали на короткую операцию и возвращение на базу еще засветло.

8)Неудовлетворительная организация связи. Самолет разведки «Орион» передавал информацию на базу, оттуда она передавалась командиру колонны, а уже он отдавал приказы водителям машин. В результате несвоевременного поступления команд водители, идя на большой скорости, пропускали нужные повороты.

9) Выбор неподходящего транспорта. Легкобронированные «Хаммеры» пробивались даже из автоматов. Особенно уязвимы были пулеметчики. Для тарана баррикад эти сравнительно легкие машины не годились. Здесь лучше подошли бы полноценные БМП.

10) Слабое воздушное прикрытие действий наземных сил. Трудно объяснить, почему наземные действия американцев настолько слабо прикрывались огнем вертолетов с воздуха.

11) Недостаточная огневая мощь подразделений, участвовавших в операции. На операцию не были взяты автоматические гранатометы М-19 и подствольные М-203. Их огневая мощь пришлась бы спецназовцам весьма кстати. Видимо, здесь тоже сказалась недооценка противника. Американцы готовились к эффектной акции, а не к тяжелому бою.

12) Оторванность боевой подготовки спецназа от реальной действительности. Складывается впечатление, что в процессе тренировок спецназовцами отрабатывался сценарий операции без учета усложнения обстановки и возможности огневого воздействия со стороны противника. В результате как только началась реальная война, все, чему учили их в лагере, оказалось малопригодным.

Глава 12. Американо – иракские войны 1991 и в 2003 году, и американская оккупация Ирака в 2003 – 2010 годах

Следствием резкого ослабления позиций СССР на международной арене в ходе так называемой «перестройки» стала война США с Ираком 17 января — 1 марта 1991 года. При внешней победе в оперативно – тактическом плане её итоги для американской армии были весьма плачевны. Потеряв за шесть дней наземных боёв 24 февраля — 1 марта около 15 тысяч солдат убитыми и 600 танков, США только при поддержке средств массовой информации всего Запада и тогдашнего горбачёвского СССР сумели убедить мир в своей «победе» над Ираком.

Хотя, конечно, никакой победы не было, поскольку основные цели, поставленные перед этой войной, не были достигнуты: не удалось окружить и уничтожить иракские сухопутные войска в Кувейте и Южном Ираке — и как следствие этого не удалось свергнуть режим Саддама Хусейна и поставить у власти своих либеральных марионеток.

Но понесённые в ходе первой войны с Ираком потери и невыполнение американской армией поставленных перед ней задач опять не привели к каким-либо серьёзным реформам американских вооружённых сил и подготовки их личного состава.

Единственным выводом, который сделала американская правящая элита из очередного свидетельства неспособности своих войск вести войну с серьёзным противником, стало желание этого противника подкупить, чтобы он сдался и позволил в очередной раз продемонстрировать «американскую военную мощь». То есть попытаться повторить сценарий с Роммелем во время высадки американских войск во Франции 6 июня 1944 года.

Именно этот сценарий и был применён в первой фазе второй войны США с Ираком — в период с 19 марта по 9 апреля 2003. И, вопреки распространяемой мировыми средствами массовой информации версии, дело было отнюдь не в примитивном подкупе десятка иракских генералов.

Дало было в том, что сам иракский режим оказался не столь тоталитарным, как это выглядело внешне. Вклады в зарубежных банках, целый комплекс других связей с Западом и вызвали у правящей элиты Ирака готовность капитулировать. Поэтому, иракские генералы только исполняли капитулянтские приказы политического руководства по ведению опереточной войны, во время которой сопротивление иракской армии и иностранных добровольцев служило аргументом в торге о более благоприятных условиях капитуляции. А фигура «великого и ужасного» Саддама Хусейна, выполняла роль козла отпущения.

Реально Ираком управляли другие люди. Одним из них например был, министр иностранных дел Тарик Азиз, который после капитуляции Ирака перебрался в Англию и которого никто никаким судом судить не собирается.

Если иракская армия, подчиняясь приказам, и вела опереточную войну, то потери американцев в этой войне оказались отнюдь не опереточными. Прежде всего, это коснулось американской боевой авиации — главной ударной силы американской армии.

В отличие от других видов иракских сил, ПВО вела войну по-настоящему. Это объяснялось весьма основательными опасениями иракской элиты, что американцы, господствуя в воздухе, могут попытаться от неё избавиться, дабы не обременять себя разного рода договорённостями и, главное, денежными расходами.

Поэтому к началу войны иракская ПВО была наиболее подготовленным и оснащённым видом вооружённых сил и вела борьбу с американской авиацией на полном серьёзе, прекратив её только за пару дней до входа американских войск в Багдад.

В результате соотношение американских потерь в различных видах боевой техники оказалось в этой войне очень необычным: 400 танков и около 600 боевых самолётов — тогда как во время первой войны с Ираком американцы потеряли 150 самолётов и 600 танков.  В эпоху реактивной авиации в крупномасштабных войнах количество уничтоженных боевых самолётов в несколько раз меньше, чем количество уничтоженных танков.

Гигантские потери американской авиации над Багдадом и в его окрестностях начались буквально в первый час войны. Информагентства сообщили, что в первый налёт на Багдад отправились 20 лёгких бомбардировщиков типа F-117А («Стелс»). Потом поступили сообщения, что непосредственно на объекты в Багдаде сбросили бомбы только два F-117А. Возникает вопрос, а куда делись остальные 18 «стелсов» из 20 вылетевших к Багдаду? Ответ напрашивается самый простой: все эти 18 самолётов были сбиты иракской ПВО во время их прорыва к Багдаду.

Таким образом, в первый же час войны, авиация США потеряла только над Багдадом не менее 18 F-117A, из 45 самолётов этого типа, находившихся на тот момент в составе ВВС США. Неслучайно, что спустя два дня после начала войны исчезли всякие упоминания об участии в боевых действиях и «невидимых» стратегических бомбардировщиков типа B-2.

Такая очень высокая эффективность иракской ПВО объяснялась, во — первых, десятилетним опытом ведения боевых действий, когда в 1992 — 2002 годах она почти ежедневно вступала в бой с американскими и британскими самолётами в так называемых «бесполётных зонах» к северу и югу от Багдада. В результате в этот период времени ежегодно сбивались от 30 до 50 американских и 10 — 12 британских боевых самолётов.

Однако, при этом несла значительные потери и иракская ПВО, прежде всего в радиолокаторах, которые быстро обнаруживались и затем поражались и затем поражались воздушным противником. Кроме этого, американские самолёты-разведчики и спутники, имея аппаратуру по съёму электромагнитного излучения с кабелей связи, довольно успешно вскрывали расположение подземных командных пунктов и пунктов управления ПВО. После чего по ним наносились удары специальными бомбами и ракетами, что серьёзно нарушало систему управления ПВО Ирака.

Поэтому в конце 90 — х годы 20 века иракцы с помощью китайских инженеров заменили прежние электропроводниковые кабели на оптиковолоконные, которые не давали электромагнитного излучения, и поэтому их невозможно было обнаружить с помощью специальной аппаратуры установленной на американских самолетах — разведчиках.

Затем, в 2000 году, иракцы нелегально закупили у Украины четыре локационные станции пассивного наблюдения типа «Кольчуга» советского производства. Это окончательно лишило американо-британскую авиацию господства в небе Ирака.

Дело в том, что говоря о значении «Кольчуг» для Ирака, все рассматривают чересчур узкий аспект их действия — обнаружение «невидимок» F-117A и B-2. Но «невидимость» самолётов этих типов — миф. Она существует только для американских и натовских радиолокаторов. Радиолокаторы советского производства, даже 40 — летней давности, имея другие частоты электромагнитного излучения, их прекрасно видели. Но, при этом эти радиолокаторы по своему излучению очень быстро обнаруживались американскими и британскими самолётами и поражались специально для этого предназначенными антирадарными авиационными ракетами.

Принципиальное значение «Кольчуг» для ПВО Ирака заключалось в том, что они не являлись радиолокаторами в прямом смысле. Это очень чувствительные радиопеленгаторные станции. Они сами ничего не излучают и поэтому не могут быть обнаружены. Но они способны обнаруживать воздушные цели даже по сравнительно слабому излучению их бортовой радиоэлектронной и электротехнической аппаратуры.

Единственный недостаток «Кольчуги», в том, что эта станция не может точно обнаруживать цель в одиночку. В этом случае она определяет только направление, откуда движется цель. Поэтому для полноценного обнаружения воздушных целей должно работать одновременно три станции, образуя «триангуляционную координатную систему». Тогда они выдают полные координаты цели (расстояние, высоту, направление, скорость).

Ирак закупил четыре «Кольчуги» для того, чтобы в случае выхода из строя одной из установок с помощью запасной быстро восстанавливать состояние «треугольника». Вместе с оптоволоконной связью «Кольчуги» сделали иракскую ПВО практически неуязвимой для воздушных ударов.

Неуязвимость новой системы ПВО Ирака показала неудача американо-британского воздушного наступления в период с августа 2002 по 19 марта 2003. В его ходе, в середине января 2003, иракская ПВО подверглась удару одновременно 200 американских и британских самолётов. Это было небывалое количество одновременно применяемых боевых самолётов за всю историю реактивной авиации.

В ходе этого воздушного наступления, длившегося семь с половиной месяцев, США и Англия потеряли вместе около 300 самолётов, из них 50 британских. Иракская ПВО не пострадала. Зато Англия в ходе этого воздушного наступления и  предшествующих авианалётов периода 2000-2002 годов, лишилась большей части своей авиации. По данным военно — справочных изданий, в 2001 году ВВС Англии имели около 300 боевых самолётов. А к началу марта 2003, оказалось, что у Англии в наличии только 110 боевых самолётов. Из которых, в исправном состоянии — 60. Из них 50 были направлены на войну с Ираком.

Как начался первый час войны США с Ираком. 20 марта 2003 для американских «невидимок» F-117A, я уже рассказал. Но и для обычных американских самолётов дела обстояли очень неважно.

В период  с 20 марта по 4 апреля 2003, когда ПВО Багдада управлялась централизованно, по сообщениям различных информагентств, ежедневно только над городом сбивалось от 3 до 5 американских самолётов. А поскольку иностранные журналисты в Багдаде в условиях военного времени были ограничены в передвижениях, то реально над Багдадом и его ближайшими окрестностями в этот период ежедневно сбивалось 10-12 американских самолётов.

Таким образом, только за период с 20 марта по 4 апреля 2003 и только над Багдадом американцы потеряли около 200 самолётов. А ведь кроме этого, они бомбили ежедневно также Киркук, Мосул, Тикрит и целый ряд других крупных городов, входивших в зону действия централизованной ПВО Ирака и несли там потери.

Кроме того, не бездействовала и армейская ПВО Ирака, прикрывавшая боевые порядки иракских войск.

Армейская ПВО Ирака имела на вооружении несколько сотен передвижных ракетных комплексов советского производства, типа  «Оса», «Квадрат», «Куб», «Стрела», и французский «Роланд», несколько тысяч переносных зенитных ракетных комплексов советского производства типа «Игла» и «Стрела», и около 4 тысяч различных типов зенитных орудий.

Всё это вооружение армейской ПВО, в ходе боёв с американскими и британскими войсками в 2001 году, также не бездействовало. В результате одних только американских ударных вертолётов типа АН — 64 «Апач», в отдельные дни сбивали по несколько десятков. Отчего затем в западных информационных агентствах появлялись сообщения, например, о 30 «апачах», попавших якобы в «пылевую бурю» и не вернувшихся на базу. А, тогдашнее  иракское телевидение, тем временем, издевательски резвясь по этому поводу, показывало возле одного из сбитых «апачей» 90 — летнего дедушку с английской винтовкой «Ли Энфилд», образца 1895 года, утверждая, что он именно из неё сбил этот вертолёт.

Как и в Корее, во Вьетнаме, на Гренаде, в Сербии, в Ираке в 2003 году, американские самолёты и вертолёты прекрасно сбивались 37 — мм автоматическими зенитными пушками типа «61-К», образца 1939 года, её двуствольной модификацией типа «В – 47» образца 1944 года  и 57 — мм автоматической зенитной пушкой типа «С – 60» образца 1951 года и различными видами 23 – мм автоматической зенитной пушки образца 1957 года.

Что касается реальности потерь американской авиации в период первой фазы войны в Ираке (20 марта – 15 апреля 2003), то весьма ощутимым подтверждением этого стало поведение украинской правящей элиты, которая в 2000 году очень неплохо заработала на продаже «Кольчуг» Ираку (благодаря которым и стали возможны столь гигантские потери американцев в воздухе),  после того как США победили Ирак, в 2003 году.

К 2003 году, за 12 лет украинской независимости, тогдашняя правящая элита Украины, состоящая из брюхастых, жопастых и мордастых дядичек, из аппарата бывшего ЦК Компартии Украины, упорно избегала участия украинской армии в крупномасштабных зарубежных войнах. А осенью 2003, «вдруг» послали в Ирак, по призыву американцев, целую бригаду численностью 1600 человек. Очевидно, американцы довольно быстро поняли, что именно «Кольчуги» — причина гигантских потерь их авиации в Ираке. В результате американская «ярость благородная вскипела, как волна». Увидев, что американцы разозлены не на шутку, правящая воровская элита Украины, опасаясь за свои счета в американских банках и боясь объявления в международный розыск на основании показаний Лазаренко, поспешила задобрить американцев посылкой в Ирак украинского наёмного пушечного мяса.

Словом, ситуация прямо как в одном из стишков времён Гражданской войны в России:

«Чего жалеть рабов-солдат

С душой бескрылою и куцей?

Пусть гибнут тысячами,

Добря поля грядущих революций!»

Не лучшим образом обстояли дела во время первой фазы войны с Ираком и с американской бронетехникой. Разрекламированные за последние 20 лет американские танки типа М-1 «Абрамс», в ходе реальных боевых действий в Ираке поражались всеми типами советских противотанковых управляемых ракет, в том числе и самым первым образцом этого вида оружия – «Малюткой», принятой на вооружение в начале 60 — х годов  20-го века, а также всеми типами советских гранатомётов и безоткатных орудий, принятых на вооружение в период 50 – 60 – х годов 20 века.

Кроме этого, в борьбе с американскими танками пригодилась и многочисленная иракская противотанковая артиллерия, оснащённая различными типами советских противотанковых орудий от 100 — мм БС-3 образца 1944, 85 — мм Д-44 образца 1946года  и до 100-мм типа  «Рапира» конца 60  — х годов. 20века..

Если на Западе противотанковую артиллерию без особого шума похоронили в конце 60-х годов прошлого века, после появления на танках прицелов с лазерным целеуказанием и системы постоянной стабилизации танковых орудий во время движения. Считалось, что после этого противотанковые орудия будут гарантированно поражаться танками с первого выстрела.

Но, как показали первая и вторая американо-иракские войны, на Западе в последние полвека военная теория всё чаще и чаще расходится с практикой. И иракская противотанковая артиллерия успешно расстреливала «абрамсы», а те почти ничего не могли сделать в ответ. Дело в том, что танки, по мысли американских горе — теоретиков, не должны были участвовать в прорыве полевой обороны противника, а должны были вести борьбу с танками. Поэтому боекомплект «абрамсов» к началу войны с Ираком в 2003 году, состоял из кумулятивных снарядов.

В отличие от фугасных снарядов, которые могут вывести из строя противотанковую пушку, взорвавшись в трёх метрах от неё, то кумулятивный снаряд выводит из строя пушку только прямым попаданием. А в условиях реального, а не компьютерного, боя — это вещь довольно редкая, даже если танковая пушка — с лазерным целеуказанием и постоянной стабилизацией.

Что касается другой американской бронетехники — бронетранспортёров, бронемашин, боевых машин пехоты и самоходных 155-мм гаубиц-пушек — то кроме всех вышеперечисленных противотанковых средств, её и находившейся под её бронёй пехоте изрядно доставалось от 16 — ствольных 140-мм реактивных РПУ — 14 образца 1956 года.

Один из результатов залпового огня батареи РПУ — 14 по колонне лёгкой бронетехники американской морской пехоты показали многие иностранные и российские телеканалы. Около полусотни бронетранспортёров и бронемашин «хаммер», а так же грузовиков были не просто сожжены, а страшно изуродованы. То есть явно попали под реактивный залповый огонь, и в каждый бронетранспортёр попало по несколько реактивных снарядов. Американцы, по своему обыкновению, тут же начала лгать, заявив, что эта колонна попала под так называемый «дружеский огонь» и потеряла только полсотни человек ранеными. Но глядя на то, в какие груды металлолома превратилась американская бронетехника, было ясно, что только убитых тут было не меньше сотни.

Такой результат было только от одного залпа батареи 16 — ствольных типа РПУ — 14. А если бы иракцы вели войну всерьёз и по американцам открыли бы огонь имевшиеся у иракской армии двести 40 — ствольных установок «Град» образца 1964 года, то через пару – тройку  суток американская армия в Ираке прекратила бы своё существование.

Так что те 15 тысяч убитых американцев и 2 тысячи убитых британцев во время первой фазы войны 19 марта  — 15 апреля 2003 года, можно отнести к категории «ещё дёшево отделались».

Этому количеству потерь в людях и технике, несмотря на опереточный характер первой фазы войны, может быть только одно объяснение — это, мягко говоря, очень и очень невысокий интеллектуальный уровень у солдат, офицеров и генералов американской армии и связанное с этим почти полное отсутствие того, что называется на Западе профессиональной этикой, а в России — служебным долгом.

Когда я смотрел телерепортажи о боевых действиях в Ираке, где показывали американских солдат и офицеров, то меня постоянно охватывало чусвтво «дежа вю» («где-то уже видел»), пока я наконец не понял, на кого поразительно похожи американские военнослужащие во время боевых действий в Ираке. Они поразительно напоминали незабвенного красноармейца Петруху из фильма «Белое солнце пустыни» и белогвардейскго солдата в исполнении Савелия Краморова в  фильме «Новых приключениях неуловимых».

Если с Петрухи снять будённовку, гимнастёрку, галифе и напялить взамен американский камуфляж и ушастую каску, вместо винтовки Мосина сунуть М-16, то получился бы обобщённый образ американского военнослужащего конца 20 — начала 21 века, в звании от рядового до полковника в полевой форме.

Несмотря на капитуляцию политической элиты Ирака и связанного с нею генералитета, сам иракский народ, значительная часть армии и спецслужб перед американцами капитулировать не собирались.

Вопреки распространяемым рассуждениям, не существовало в реальности какого-то временного разрыва между установлением к 15 апреля 2003, американскими войсками формального контроля над всеми крупными иракскими городами и моментом начала массового повстанческого движения против оккупантов.

Разница заключалась лишь в степени интенсивности повстанческой борьбы. Первоначально, в мае — июне 2003, эта борьба была малой интенсивности, тогда шёл процесс накопления сил и создания организационной структуры иракского сопротивления.

Этот процесс накопления сил и создания организационных структур иракского сопротивления проходил совершенно беспрепятственно со стороны американских оккупационных войск. Вместо того чтобы буквально с первых часов оккупации начать процесс разоружения иракского гражданского населения, сбора и складирования под надёжной охраной брошенного оружия и военной техники, американские генералы по наводке своих политиков занялись грабежом антиквариата и древних рукописей. А чтобы прикрыть это своё мародёрство, выпустили из тюрем местных уголовников, которые совместно с прибывшими из Европы иракскими диссидентами устроили в Багдаде и ряде других крупных городов оргии мародёрства и хаоса. Разумеется, в таких условиях никакого наведения хотя бы элементарного оккупационного порядка быть не могло.

Тут, конечно, редкостное тупое американское жлобство проявилось во всей красе. Захватить страну с запасами нефти на несколько триллионов долларов и устроить в ней хаос, чтобы награбить в ней антиквариата самое большее на два миллиарда долларов — прямо по пословице «спалить дом, чтобы поджарить себе яичницу».

Вот за это мелочное тупое жлобство своих политиков и генералов потом, в период с мая по декабрь 2003, заплатили своими жизнями 40 тысяч американских солдат, и ещё около 100 тысяч заплатят в 2004 году.

Об уровне американской тупости свидетельствует опыт оккупационной деятельности их предшественников в очереди на мировое господство — гитлеровской Германии. Так, к примеру, 1 июля 1942, спустя несколько часов после того, как немцы овладели Севастополем, на всех улицах центральной части города забелели листовки с приказом №1 немецкого военного коменданта. Первыми пунктами этого приказа было требование к населению города в течение двух суток сдать немецким военно — оккупационным властям всё оружие и «всё имущество, вам лично не принадлежащее». Как говорится в одном из рекламных роликов: «Оцените разницу!».

А в качестве наглядного символа тупости американской оккупационной политики в Ираке стала показанная по телевидению самоходная 155-мм гаубица, «охраняющая» здание Центрального банка в Багдаде. Вот уж действительно «из пушки по воробьям». Самоходное орудие вообще-то не может охранять даже само себя и является превосходной целью даже для начинающего гранатомётчика.

Вот каким увидел оккупированный американцами Ирак один из россиян, проникший в него нелегально: «Над городом днём и ночью пролетают вертолёты оккупационной армии. Улицы патрулирует бронетехника. В центре города пешие патрули. Типичный американский военнослужащий выглядит так: лет 25, много негров, неестественно большой процент солдат в очках. Формально страной управляет глава оккупационного режима Пол Бремер. Реально страна не управляется никем. Полицейские поддерживают видимость порядка и делают вид, что кого-то ловят. Но безопасность населения не обеспечивают. Местные коммерсанты нанимают вооружённых автоматами охранников, чтобы те охраняли их лавки и магазины. Американцы сформировали службу платных стукачей. Идут ночные аресты. Стучат не только на подпольщиков, но и на конкурентов по бизнесу. Американцы в нюансы вникают слабо — хватают всех в концентрационный лагерь».

Когда я написал выше, что за первые девять месяцев войны и оккупации Ирака то есть с 19 марта по 31 декабря.2003 года, американцы потеряли там убитыми около 50 тысяч – то, я не оговорился. Со времён вторжения на Гренаду американское военное командование занижает цифры погибших в официальных сообщениях в сто раз. Поэтому, когда американцы сообщили, что в 2003 году, они потеряли в Ираке убитыми 495 человек, то это означает, что реально убитых в сто раз больше, то есть около 50 тысяч.

А для того, чтобы не создавалось впечатление, что какая-то цифра — моя личная фантазия, я произвёл экспресс-анализ сообщений по Ираку, помещаемых в солидных средствах массовой информации, которые в то время не были настроены явно антиамерикански.

Так, например, газета «Красная звезда» — орган российского министерства обороны — в номере от 16 сентября 2003, в заметке «Скрывают потери», отмечала: «По данным европейских экспертов, в июне-августе 2003 в Иране было ранено 6 тысяч американских солдат». А поскольку, по уже устоявшимся со времён Первой Мировой войны нормам, на 2 — 3 раненых приходится 1 убитый, то даже по этим весьма и весьма неполным данным в течение лета 2003 в Ираке было убито от 2 до 3 тысяч американских солдат.

Эту тему продолжает в тех же самых хронологических рамках и российский неправительственный еженедельный политический журнал «Эхо планеты» – 2003 — № 36 — с. 3, отмечавший, что «В июне-августе 2003 только в Багдаде ежедневно погибало от 3 до 5 американских солдат, но эти цифры не окончательны. Американское командование не считает убитыми тех, кто умер от ран или тех, кто по американской терминологии «погиб в результате террористических действий». Право считать или не считать то или иное боестолкновение с иракскими партизанами «террористическим актом» даётся командованию тех частей, к которым принадлежат убитые солдаты».

Давая официальные сообщения о количестве погибших, американское командование впадает в полный маразм, даже не пытаясь свести концы с концами в одном и том же сообщении. Так, независимая украинская еженедельная газета «Факты» в номере от 18 ноября 2003, со ссылкой на официальных представителей Пентагона сообщила, что 16 ноября 2003, к северу от города Мосул в Северном Ираке было сбито два американских транспортных вертолёта, в результате чего погибло 40 американских солдат и тут же добавляет, ссылаясь на тех же представителей Пентагона, что всего с 1 мая по 16 ноября 2003 в Ираке погибло двести американцев.

Если только в Мосуле (который контролируют курды — союзники США) за сутки погибло 40 американцев и сбито два вертолёта, то сколько же за сутки погибает американских солдат и сбивается вертолётов в Багдаде и других крупных городах, которые считаются неспокойными?

Ответом на этот вопрос является информация из журнала «Зарубежное военное обозрение» – 2003 —  № 11 — с. 26: «7 ноября 2003, в районе города Тикрит к северу от Багдада из переносных зенитно — ракетных комплексов обстреляны два американских вертолёта. Один был сбит, и в нём погибло 6 человек. Второй был подбит, но сумел приземлиться. Среди раненых на его борту оказался генерал-майор Томас Роулинг — главный военный прокурор США». Чтобы было понятнее, добавлю: в американской армии первое генеральское звание – «бригадный генерал».

Если в мае — июне 2003, в Ираке ежедневно совершалось двадцать нападений на американцев, то к концу лета их количество выросло до ста, а к концу осени 2003 — более двухсот в сутки. Это количество приводится по данным средств массовой информации, которым становится известным только несколько процентов происходящих боевых столкновений.

Вот как описывал одно из таких столкновений корреспондент московской газеты «Труд» в номере от 10 октября 2003 в статье «Взвод «Армии Мухамеда»: «Один из отрядов «Армии Мухамеда», действующий к западу от Багдада. Отряд численностью 140 боевиков. Из них треть — исламисты из других арабских стран, Ирана и Малайзии. Отряд разделён на десять более мелких подразделений, которые совершают ежедневно вместе от 10 до 15 нападений на американские войска. Информация об этих нападениях очень редко попадает в средства массовой информации. Типичный образец подобного нападения был показан на видео. На экране — бронированный джип «Хаммер», стоящий на перекрёстке какого-то города. Возле него один солдат, ещё трое внутри. С расстояния 300-400 метров в «Хаммер» производится выстрел из гранатомёта. Машина уничтожена, два американца убиты, двое ранено. Со стороны нападавших потерь нет».

Весьма важным косвенным показателем грандиозности американских потерь в Ираке является информация журнала «Зарубежное военное обозрение» – 2003 — № 11 — с . 75, о том, что правительство США в 2 раза увеличило размер единовременного пособия семьям погибших военнослужащих (с 6 до 12 тысяч долларов) и отменило взымание налога с них. Подобная щедрость не свойственна любому правительству в обычной обстановке и в данном случае явно направлена на то, чтобы заткнуть рот постоянно растущему числу родственников погибших и не допустить их участия в массовых антивоенных акциях.

А вот весьма красноречивая статистика военной медицины в США, приводимая журналом «Зарубежное военное обозрение» – 2003 — № 9 — с. 71. Согласно этой информации главный госпиталь армии США имени Уолтера Рида был рассчитан на ежегодное обслуживание 150 тысяч человек. До начала войны в Ираке госпиталь был загружен на 83%, обслуживая ежегодно 117 тысяч человек. В период с 19 марта и до конца августа 2003 его загрузка выросла до 93%, и на лечение поступило 15 тысяч раненых.

А ведь кроме этого госпиталя раненые в Ираке находятся ещё в нескольких сотнях госпиталей различных видов вооружёных сил США (как на территории самих США, так и в Европе). Причём мощностей американских госпиталей не хватает, и раненых размещают в госпиталях стран НАТО.

Ну, и наконец наиболее показательная цифра, позволяющая определить размеры американских потерь в Ираке в 2003 году. По данным журнала «Зарубежного военного обозрения» – 2003 — №9 — с. 74, с момента начала войны в марте 2003 и до августа того же 2003 года, в вооружённые силы США было призвано 185 тысяч резервистов. Поскольку летом 2003, американское командование не собиралось наращивать численность своих войск в Ираке, то это означает, что призыв резервистов осуществлялся в том количестве, которое было необходимо, чтобы компенсировать потери в убитых, раненых и вышедших из строя по другим причинам. То есть все виды американских людских потерь в Ираке с 20 марта по 31 августа 2003 составили как миниму 185 тысяч человек. Исходя из устойчивого соотношения 1 убитый на 3 раненых и учитывая небоевые потери за счёт вышедших из строя по небоевым причинам, получаем, что с 20 марта по 31 августа 2003, американцы потеряли в Ираке не менее 30 тысяч убитыми.

Главная причина этих высоких потерь — это, очень мягко говоря, крайне низкие профессиональные качества американских военнослужащих, от солдат и до генералов.

Что касается американских солдат, то весьма выразительным показателем их непрофессионализма было в период мая-сентября 2003 постоянное забрасывание ручныфми гранатами в иракских городах американских пеших и моторизованных патрулей. Для того чтобы прицельно бросить ручную гранату, человеку с обычной военной подготовкой необходимо приблизиться к цели на 10 — 15 метров.

В быстро меняющейся обстановке полевого боя такая возможность применять ручные гранаты появляется довольно часто. Но в условиях относительно спокойного города забрасывать ручными гранатами людей, вооружённых автоматичским оружием и умеющих им пользоваться — очень трудно и опасно. Это показывает опыт войны в Чечне в 1994 – 1996 годов, когда чеченские повстанцы, многие из которых имели опыт службы в Советской Армии (в которой большое внимание уделялось гранатометанию), тем не менее практически не пытались в городских условиях забрасывать российские патрули ручными гранатами,, а использовали гранаты в основном в качестве противопехотных мин («растяжек»).

Другой значительный источник потерь американских войск в Ираке — обстрелы их мест базирования из миномётов советского производства, калибра 82, 120 и 160 — мм, а так же многоствольных реактивных установок, гранатомётов, безоткатных орудий. Потери от обстрелов в абсолютном большинстве случаев связаны с тем, что американские офицеры давно уже утратили навыки организации элементарных фортификационных работ и не имеют представления, как возвести элементарное полевое укрепление.

Свидетельство этого весьма печального для американской армии факта я увидел на одном из снимков, помещённых в журнале «Зарубежное военное обозрение» – 2003 — №9 — с.21. Снимок датируется периодом июля — августа 2003. Называется он «Американский блокпост вблизи Багдада».

Тех, кто привык к виду российских блокпостов в Чечне, сооружённых из фундаментальных бетонных блоков и напоминающих миниатюрные средневековые замки, ошеломит вид того, что американцы называют своими блокпостами в Ираке. На снимке в журнале видна прямоугольная яма размером 5 — 6 метров с земляным валом по краям высотой и шириной 50 — 60 см. Общая глубина ямы вместе с валом составляет 1 м 20 см.

Такое, мягко говоря, странное сооружение может защитить только от ружейно-пулемётного огня мелкого и среднего калибра. Но уже от огня крупнокалиберного пулемёта его защита очень сомнительна. А вот столь от столь любимых повстанцами миномётных обстрелов подобное сооружение никак не защитит. Пара или даже одна 82-мм мина, попавшая в центр подобного сооружения, — и те 10-12 человек, которые в нём находятся, будут затем собираться сослуживцами по кускам в радиусе 10 метров.

Глядя на это произведение современного американского «фортификационного искусства», я опять испытал чувство «дежа вю». И довольно быстро вспомнил, что этот американский «блокпост», поразительно похож на братские могилы советских воинских кладбищ периода Второй обороны Севастополя 1941-1942 годов. Только советские братские могилы рылись малость поглубже — до 3 метров.

На фоне этого американского «блокпоста» самые примитивные французские и английские редуты 1854 — 1855 годов, ещё кое – где сохранившиеся в Севастополе, выглядят прямо – таки «Линией Мажино».

Чтобы не быть голословным, приведу определение понятия «редут» из энциклопедий: «Редут — сомкнутое земляное укрепление многоугольной формы, предназначенное для самостоятельной обороны. Имел наружный ров и бруствер для размещения стрелков и орудий. Ров, находившийся внутри редута, служил для укрытия живой силы. В его стенах выкапывались ниши или строились блиндажи. Редуты появились в 16 веке. Широкое распространение получили в 18-19 веках. Русские редуты имели размеры 60 — 70 метров по периметру и 20 — 30 метров в ширину во внутренней части. Редуты как вид укреплений возводились в полевом бою, при осаде и обороне городов и крепостей». В 1941 — 1942 и в 1944 годах русские, французские, английские редуты под Севастополем использовались в боях советскими и немецкими войсками.

Так что, господин — товарищ Марченко — генеральный директор Херсонесского национального историко-археологического музея-заповедника, вот уже 5 лет профессор Техасского университета Картер со своими студентами приезжает к вам в Севастополь для раскопок греко-римской крепости на высоте Безымянной, скрытой под земляными валами одного из французских редутов 1855 года. Позвоните ему; пусть он, как истинный американский патриот, пошлёт схему этого редута в Пентагон для спасения жизней соотечественников в Ираке, а то сами американские генералы до такого вряд ли додумаются.

То, что я только что написал, не шутка и не издёвка. Фотография «блокпоста» — шедевра американской фортификации — была сделана в середине лета 2003, а спустя полгода (1 июля.2004), по сообщениям информационных агентств, произошёл многочасовой миномётный обстрел жилой части одной из американских военных баз к западу от Багдада. Американское командование, как всегда, с присущей ему тупой лживостью, сообщило о 2 убитых и 34 раненых. Но затем информагентства уточнили, что обстрелянная жилая часть базы состояла из брезентовых палаток. Сообщения о многочасовом миномётном обстреле означают, что было выпущено несколько сот мин, даже если огонь вёлся из одного миномёта. А поскольку брезент палаток от осколков и взрывной волны не защищает, то количество убитых на деле было не меньше сотни.

Но, дело тут в другом. Ведь, за шесть прошедших месяцев господа американские генералы в условиях постоянных миномётных обстрелов могли бы разместить личный состав на базах в бункерах или как минимум в казематированных бараках с железобетонными стенами и крышей и бронированными ставнями на окнах. Это позволило бы защищать личный состав не только от взрывной волны и осколков, но и от прямых попаданий миномётных мин.

Другим источником больших потерь американских войск в Ираке в людях и технике является очень оригинальная американсая  тактика патрулирования городов в ночное время. Из — за больших потерь американское командование решило заменить пешие патрули бронетехникой. Вот как описывал это один из россиян, находящийся в Ираке нелегально: «По этому городку американские пешие патрули не ходят — боятся. По главной улице регулярно проезжают патрули из бронетехники. Это либо бронетранспортёры — по три или танки — по два».

Вообще — то, как показывает практика, патруль из бронетехники в ночное время гораздо более уязвим, чем пеший патруль. Даже при современных приборах ночного видения в городских условиях из танка или бронетранспортёра практически невозможно заметить замаскированный у дороги фугас или затаившегося гранатомётчика.

У российских офицеров в Чечне в разгар боевых действий как в Первую, так и во Вторую Чеченскую войну для снятия постоянного нервного напряжения было принято употреблять водку с димедролом. Димедрол, как известно, является лёгким психотропным препаратом и в сочетснии с водкой представляет довольно интересную вещь. Но при этом никому из российских офицеров употреблявших такой коктейль, почему – то  не призодило в голову, пока сопротивление чеченцев не было сломлено, отправлять на улицы чеченских городов в ночное время пешие и тем более танковые патрули.

Американские полковники и генералы, как известно, водку с димедролом не пьют. Они пьют тройной бурбон, говорят по-французски, а многие ещё и по — немецки, а также имеют дипломы докторов различных наук. Но им почему-то в условиях реальных боевых действий постоянно приходят в голову различные бредовые идеи типа патрулирования улиц иракских городов в ночное время бронетехникой. Возможно, покойный генерал Лебедь был прав, говоря: «Генерал-интеллигент — это то же самое, что еврей – оленевод».

В результате американские войска теряют контроль над обширными территориями Ирака, в том числе и над Багдадом. Так, по сообщениям информационых гентств от 23 декабря 2003, американские самолёты нанесли ракетно-бомбовые удары по юго-западному району Багдада — Ад-Даура, который контролируют силы иракского сопротивления.

Таким образом, Ирак стал для всего мира моментом истины относительно действительного состояния американских вооружённых сил — спустя чуть более ста лет с того момента, как в 1898 году они после победы в войне с Испанией, вышли на мировую арену. И миф, созданные за эти более чем сто лет, рассеялся прямо по Пушкину: «как сон, как утренний туман».

В немалой степени, столь долгой жизни этого мифа о «могучих американских вооружённых силах», способствовали неспособность большинства людей проникать в суть явлений. На большинство действует внешний эффект, на основании которого они делают свои поспешные неправильные выводы.

Эту особенность обвательского сознания, сам того не понимая, очень чётко, показал в своём романе «Пиранья — бродячее сокровище» известный российский писатель Александр Бушков. Вот как он описал впечатление советского морского спецназовца в чине капитана 2 ранга, наблюдающего за американской авиабазой в одной из латиноамериканских стран в феврале 1985: «Американская военно-воздушная база вольготно и безмятежно располагалась в низине. Всё это обширное хозяйство было аккуратно обнесено столбами с колючей проволокой. Американский размах, конечно. Одной колючки угрохали с десяток миль, да и бетонные столбы они привезли со своей далёкой северной родины, очень уж у столбов аккуратный вид. Умеют янкесы обустраиваться под любыми широтами. И порядок умеют поддерживать. Мазур самокритично отметил, что отечественный военный аэродром в аналогичной глубинке выглядел бы со стороны отнюдь не так благолепно. Вот там непременно бы громоздились эверестом ржавые бочки, вот твм валялись бы ржавые железки непонятного происхождения. А в тех подходящих кустиках отсыпался бы подальше от начальства запойный прапорщик. И обязательно — парочка заброшенных грузовиков без колёс, хлам и мусор вокруг контейнеров, лужи солярки. А здесь — ровные дорожки, чистенькие, наглухо закрытые мусорные ящики, крылечки, занавесочки, лавочки. Даже несколько цветочных клумб обустроили эти декаденты. И лениво обвисший звёздно-полосатый штандарт на высоком дюралевом шесте, тоже чистеньком, словно вымытом с мылом».

В общем, как шутили в 70-е гг. 20 в. советские диссиденты: «Запад гниёт, но хорошо пахнет». И почти никто не заметил под этот запах, что Запад и его главная опора с 1944 г. — вооружённые силы США — прогнили окончательно и теперь под ударами иракских повстанцев рассыпаются в труху.

Заключение. Почему американские вооруженные силы и прежде всего армия стали самым большим мифом 20 – го века

Так почему же американские вооружённые силы стали самым большим мифом 20 века?

Прежде всего, причина в том человеческом материале, из которого формировалась североамериканская нация, а значит и её вооружённые силы.

Вскоре после появления США на карте это государство стало всемирной свалкой человеческого мусора. Туда, в первую очередь из европейских стран, а потом и из других устремились различные уголовные, полууголовные и околоуголовные элементы. Как известно, уголовники по натуре крайне эгоистичны — и как следствие подлы и трусливы. А эгоизм, подлость и трусость — совсем не те качества, которые необходимы для создания хорошего солдата.

Кроме этого, вдобавок к уголовной психологии, США получили от своей прежней метрополии — Англии — целый ряд недостатков, присущих англосаксонской цивилизации. Главным из них был так называемый «культ джентльмена» и связанная с эти культом подсознательная неприязнь к профессионализму. Об этой англосаксонской неприязни к профессионализму и любви к джентльменскому дилетантизму (любительству) в различных отраслях деятельности довольно подробно писал советский журналист, Всеволод Овчинников – долгое время работавший в Англии, в своей книге «Корни дуба».

Эта джентльменская неприязнь к профессионализму вырастает из бессознательной маскировки аристократического паразитизма. Джентльмен должен уметь вести себя в обществе, к которому принадлежит, знать и соблюдать его законы, светски увеселяться в поместье, в столице, на континенте, а для этого последнего знать французский язык. В общем, простая формула: «Ален Делон говорит по французски. Ален Делон не пьёт одеколон. Ален Делон пьёт тройной бурбон».

Если светские увеселения джентльмену надоедают, и ему вдруг захочется острых ощущений, например повоевать, то нет проблем, к его услугам система покупки офицерских чинов. Пожалуйста, если есть деньги, становись офицером любого ранга, даже если у тебя нет военного образования или опыта службы.

В результате покупка офицерских чинов в Британии просуществовала несколько столетий, вплоть до конца Крымской войны 1853 — 1856 годов и была отменена из-за того, что в этой войне, каждый раз вступая в самостоятельное сражение с русскими войсками, начинала терпеть поражения, и от неминуемого разгрома её каждый раз спасала только помощь французских войск.

Последствия подобного традиционного непрофессионализма английских офицеров сказывались для английской армии самым печальным образом и в дальнейшем. Спустя 15 лет после Крымской войны, англичане начали войну в Южной Африке с племенем зулусов. Зулусы имели регулярную военную структуру. Они строили свои боевые порядки по системе легионов или фаланг, но были вооружены только холодным оружием. Несмотря на такое вопиющее неравенство, в нескольких сражениях зулусы не раз целиком уничтожали английские пехотные полки, хотя против их копий и топоров англичане применяли скорострельные винтовки с затворно — гильзовым заряжанием и теоретически должны были расстреливать зулусов целиком, не допуская их на расстояние рукопашного боя.

Отмечу для сравнения, что в 19 веке во время 40 — летней войны России с кавказскими горцами им ни разу не удалось уничтожить какой-либо русский пехотный полк, несмотря на примерное равенство в вооружении, когда и те, и другие имели гладкоствольные ружья с кремневыми замками.

Кстати, во время войны с зулусами многие английские офицеры теряли жизнь или становились калеками именно из-за своих джентльменских комплексов. Для защиты от копий и топоров зулусов они стали заказывать стальные кольчуги по типу средневековых. Для полной защиты кольчугу надо надевать сверху одежды. Но джентльмен не должен проявлять страх внешне, и господа английские офицеры надевали кольчуги под мундиры. В результате холодное оружие зулусов даже если и не пробивало кольчугу, то всё равно ломало кости и отбивало внутренние органы. И от этого — либо смерть, либо тяжкие увечья.

В целом, культ джентльмена с его идеологией непрофессионализма, особенно в сфере силовых структур, пронизывает все поры англосаксонского историко-культурного типа. Наглядный пример — образ Шерлока Холмса — сыщика-любителя, который постоянно противостоит профессиональным полицейским, на его фоне выглядящим редкостными кретинами.

О том, что подобная проповедь дилетантства в силовых сферах совершенно неприемлема для русского сознания, свидетельствуют сотни ехидных анекдотов о Шерлоке Холмсе, появившиеся в СССР после создания цикла художественных фильмов о нём. А поскольку в советских экранизациях Конан Дойля, Агаты Кристи, «Приключений принца Флоризеля», «Мери Попинс до свидания» и ряда других, постоянно мелькают английские джентльмены, то появились сотни русских похабных анекдотов о лордах, джентльменах, леди и их дворецких, отразивших полное и резкое различие русского и англосаксонского культурно — цивилизационных типов.

Помимо идеологии дилетантизма в силовой сфере, англосаксонская культура содержит и совершенно неприемлемую для военного дела идеологию самовлюблённости и полного невосприятия самокритики даже как отвлечённого понятия. Прямо, как в одной из песенок из фильма «Мери Попинс до свидания»: «Ах какое блаженство. Знать что ты совершенство. Знать что ты идеал!».

Вообще — то это коренное качество присуще всей западной цивилизации, которая, по словам создателя российской геополитики Н. Я. Данилевского, «видит в себе всё, а вне себя ничего и знать не желает». Но у англосаксов это особенно выражено.

И в результате если в обычных государствах, как правило, имеется две истории: идеологическая (для быдла) и более — менее реальная (для элиты), то в США — история у быдла и элиты одна. И поэтому не только американский лейтенант или капитан, но и генерал армии свято уверен, что именно американская армия выиграла, к примеру, Вторую Мировую войну и что она самая лучшая в мире.

А при такой святой уверенности в собственной «непобедимости» и непогрешимости — зачем искать у себя ошибки, и изучать чужой боевой опыт?

Короче, не грех ещё раз процитировать русского консула в Нью-Йорке в 1898 года В. А. Теплова: «Обычное самомнение американцев продолжает держаться на уровне, отнюдь не соответствующем достигнутому результату».

В результате, одним из результатов этого самомнения стала, к примеру, на редкость убогая система подготовки офицеров и генералов для американской и английской армии, которая и гробит на поле боя их солдат.

От этой же самоуверенности (по принципу «видеть в себе всё, а вне себя ничего») отдавали и отдают свои жизни американские и английские солдаты. Я, например, очень хорошо помню, как летом 2000 на Сапун-гору в Севастополе прибыло около 30 английских морских пехотинцев в полном обмундировании, только что без автоматов. Прибыв, они сразу устремили свои взоры на тот участок Балаклавской долины, где была разгромлена английская лёгкая кавалерийская бригада, и начали слушать рассказ одного из офицеров об этом событии. Но лучше бы вместо расчёсывания своих мазохистских комплексов посредством разглядывания мест поражений своих предков английским солдатам и офицерам надо было повернуть головы на 180 градусов — чтобы увидеть выставку советской военной техники периода Второй Мировой войны, а на ней — тяжёлый 160-мм миномёт МТ -13, образца 1943. А после того как его увидели — задаться вопросом: «Если у русских миномёты такого калибра появились в 1943 году, то почему у нас их нет спустя 60 лет? Почему у нас самый большой калибр миномёта 120 — мм, да и тот мы скопировали у немцев после Второй Мировой войны, а немцы в свою очередь скопировали в 1943 году у тех же русских?» Если бы господа англичане умели задавать себе подобные вопросы, то, может быть, и не потеряли бы около 3 тысяч убитыми в боях под городами Ум – Каср и Басра и на полуострове Фао, в период 19 марта -14 апреля.2003года.

Вообще — то присущая англосаксам самовлюблённость и как её следствие — интеллектуальная ограниченность не дают им возможности использовать чужой опыт и знание, даже при желании. Так, например, в 1996 – 2000 годах. за совершенно смешные деньги американским археологам во главе с профессором Картером, благодаря насквозь коррумпированному руководству тогдашнего Севастопольского историко – археологического музея – заповедника «Херсонес Тарический» во главе сего тогдашним директором Марченко, удалось скопировать весь его научный архив, накопленный за 100 лет исследований. Но оценивая интеллектуальные возможности американских коллег по использованию выгодной покупки, один из научных сотрудников Херсонеса сказал: «Они могут засунуть скопированные у нас материалы в компьютер, а могут засунуть себе в задницу — результат для них будет один и тот же».

И вот одним из проявлений англосаксонского непрофессионализма в военной сфере и органической неспособности заимствовать чужой опыт (даже если иногда появляется желание это сделать), стала на редкость убогая, если не сказать жёстче, система подготовки офицеров в США, описанная в журнале «Зарубежное военное обозрение» — 2003 —  № 5 —  с. 19 — 26. Причём автор этого материала просто описывает данную систему, не пытаясь анализировать или тем более критиковать её.

Если верить автору этого материала полковнику В. Ожгихину, то 75% офицеров вооружённых сил США по характеру своей подготовки не являются кадровыми офицерами. Это выпускники гражданских университетов, институтов, колледжей, которые во время своей основной учёбы дополнительно получали образование на так называемых «курсах войсковой подготовки офицеров резерва». По нашей терминологии – «военные кафедры». Такие курсы действуют в 1200 американских высших учебных заведениях. Программа обучения в них насчитывает 480 часов в течение 4 лет, в том числе 180 часов в первые 2 года обучения и 300 часов в последующие 2 года. После завершения курса обучения 6 — недельные (полуторамесячные) лагерные сборы.

Чтобы оценить убогость этой системы подготовки 75% американских офицеров, достаточно сравнить её с аналогичной советской системой военных кафедр. В советских военных кафедрах обучение длилось 5 лет по 200 часов в год, всего около тысячи учебных часов. Лагерные сборы — после каждого года обучения. И при этом в вооружённых силах СССР очень не любили, когда к ним сроком на 2 года направляли в качестве строевых офицеров выпускников военных кафедр. Считалось, что по своим командным и военно-профессиональным качествам они хуже сержантов срочной службы, не говоря о прапорщиках. Среди выпускников военных кафедр советских гражданских вузов хорошо показывали себя на офицерских должностях только узкие специалисты: медики, связисты и так далее.

Что же тогда говорить о подавляющей массе американского офицерства с подобного рода офицерской подготовкой, когда только по количеству учебных часов в год их «курсы подготовки офицеров резерва», соответствуют урокам начальной военной подготовки в 9 — 10 классах советской средней школы! Но на этих уроках готовили не офицеров, а солдат. (Кстати, в программе 99% американских школ ничего похожего на военную подготовку нет вообще, а в тех которые входят в этот самый 1% — это исключительно факультатив по добровольному желанию школьников и с обязательного согласия родителей.)

Положение ещё более усугубляется для американской армии тем качеством человеческого материала, который поступает на курсы офицеров резерва, а затем из них в войска, авиацию и флот и составляет затем 80% офицерского корпуса американских вооруженных сил.

Дело в том, что стоимость обучения в американских высших учебных заведениях — самая высокая в мире. И для студентов существует только три способа не платить за обучение: либо сразу начать показывать высокие результаты в учёбе, либо заняться спортом, либо поступить на курсы офицеров резерва. В этом последнем случае учёбу студента будет оплачивать государство. Взамен после окончания вуза студент обязан три года отслужить офицером в вооружённых силах.

Таким образом, американский офицерский корпус на 75% комплектуется из тупых, ленивых, неспортивных выходцев из бедных семей. То есть основой американского офицерства являются отбросы американской интеллигенции.

Теперь о том, как обстоит дело с кадровым меньшинством американского офицерства. Для сухопутных войск кадровых офицеров готовит военное училище в Уэст-Пойнте (штат Нью-Йорк) и офицерская кандидатская школа в Форт — Беннинге (штат Джорджия).

Офицерская кандидатская школа играет сравнительно небольшую роль в подготовке кадровых офицеров. Она выпускает ежегодно 500 офицеров, которых готовит из числа пожелавших стать офицерами солдат, сержантов, уорент — офицеров (прапорщиков). Срок обучения — 14 недель (3 месяца). После этого их направляют в офицерские школы родов войск, где они проходят обучение по специальности от 9 до 18 недель (2 — 4 месяца).

В Российской империи и в Советском Союзе школы подобного рода действовали только в годы Первой и Второй Мировой войны (соотвтетственно «школы прапорщиков» и «курсы младших лейтенантов»), когда из-за больших потерь необходимо было готовить офицеров для фронта ускоренными темпами. Но при этом в 1915 — 1917 годах, в школах прапорщиков срок обучения был 4 месяца, а на курсах младших лейтенантов в 1941 — 1945 годах — 6 месяцев.

Теперь о единственной в США кузнице кадрового офицерства сухопутных сил — военном училище (академии) в Уэст-Пойнте. Внешне там всё выглядит очень солидно. Поступить в него можно, только имея рекомендацию кого-либо из сенаторов, конгрессменов, вице-президента и президента США. Обучение 4 года. Общая стоимость обучения одного человека за это время — около 250 тысяч долларов, то есть 62,5 тыс. долларов в год, что  даже несколько превышает среднюю плату в элитарных американских университетах. Ежегодный выпуск — тысяча человек в звании «второй лейтенант» (соответственно «лейтенант» в советской и в нынешней российской армии).

Всё внешне выглядит очень пристойно. Но оказывается, что выпускник училища, проучившись 4 года, так и не получает полноценного военного образования и соответствующей военной специальности. Полковник В. Ожгихин по этому поводу меланхолично замечает: «Учебной программой училища не предусмотрена специальная подготовка офицеров для конкретного рода войск. Во время обучения в училище курсанты лишь определяются в вопросе, офицерами какого рода войск они хотят быть. Поэтому после училища они направляются для получения воинской специальности в школы родов войск продолжительностью обучения от 4 до 8 недель». То есть 4 года будущие кадровые офицеры американской армии занимаются непонятно чем и затем за 1 — 2 месяца получают основную воинскую специальность.

А кстати, чем они занимаются четыре года в училище? А занимаются они тем, что получают нормальное общее среднее образование, которого им не даёт современная американская средняя школа.

Обучение по годам предусматривает следующее: 1-й год обучения: английский язык, иностранный язык, химия, физика, математика, философия, политология, современная история; 2-й год: отечественная литература, иностранный язык, химия, математика, компьютеры, физика, география, экономика, современная история; 3-й год: инженерная подготовка, конституционное право, военное право, международные отношения, военная история и факультативы по выбору; 4-й год: военная история, английский язык, военное управление и факультативы по ним.

Во время второго года обучения курсанты проходят курс специальной подготовки в одном из учебных центров родов войск сухопутных войск. На третьем году обучения курсанты отрабатывают свои командирские навыки в качестве командиров отделений курсантов 1 года обучения, а также в центрах подготовки рекрутов и в сержантских школах. Также в ходе 2 года обучения они проходят подготовку по специальностям в учебных центрах родов войск.

После окончания 3 года обучения половина курсантов проходит подготовку в качестве командиров взводов с курсантами 1 и 2 года обучения, а другая половина — командирами взводов в частях сухопутных войск.

Во время 4 года обучения курсанты проходят стажировку в роли командиров подразделений и частей от взвода до бригады включительно, а также в роли штабных офицеров.

Курс теоретической подготовки проходится в течение всего периода обучения — по две недели после рождественских каникул ежегодно. Теоретическая подготовка состоит в приобретении знаний по всем вопросам, связанным с будущей профессии – «офицер сухопутных войск». В эти же две недели курсанты  3 и 4 годов обучения занимаются теоретической подготовкой с курсантами 1 и 2 годов обучения.

Вообще-то говоря, специальность «офицер сухопутных войск» звучит, как – то уж  очень абстрактно. В нормальных странах такой специальности нет. Есть офицеры-командиры стрелковых, танковых, артиллерийских и. т. д. подразделений и частей.

Вот от того, что в Уэст-Пойнте выпускают офицеров такой абстрактной специальности, американские солдаты в Ираке роют блокпосты в виде братских могил, встречают миномётные обстрелы в брезентовых палатках, а американские танки и БТР в ночное время патрулируют улицы иракских городов, становясь лёгкой и желанной добычей для иракских гранатомётчиков и подрывников.

Ну а как дела с дальнейшей подготовкой и повышением уровня военного образования? В нормальных странах для этого существуют военные академии родов войск и академия генерального штаба со сроком обучения 2  — 3 года.

А в США — система курсов усовершенствования командного состава под названием «военные колледжи», со сроком обучения 10 месяцев. Это командно — штабной колледж в Форт — Ливенуорте (штат Канзас) и армейский военный колледж в Карлайл — Бэнкс (штат Пенсильвания). Первое заведение готовит командиров уровня батальон-полк-бригада и офицеров для штабов дивизий и корпусов. Обучение в нём длится 10 месяцев. В год выпускается 400 — 500 человек. Второе заведение готовит командиров дивизий и корпусов, офицеров министерства армии и министерства обороны (в США существует не только общее Министерство обороны, но и министерства видов вооружённых сил). Выпускает по 170 человек в год. Срок подготовки — 10 месяцев очно или два года заочно.

Советской и нынешней российской Академии генштаба в США приблизительно соответствуют следующие структуры: штабной колледж в Норфолке (штат Вирджиния), который готовит командиров дивизий и корпусов и офицеров для штабов вооружённых сил, объединённых командований, комитета начальников штабов (убогого аналога советского и российского Генерального штаба), аппарата министерства обороны. Срок обучения — 5 месяцев. Выпуск 250 — 270 человек. Национальный военный колледж в Форт-Макнэйре готовит специалистов планирования и управления военной промышленностью, мобилизационными ресурсами и материально — технического обеспечения вооружённых сил. Обучение — 10 месяцев. Выпуск — 180 человек. Национальный военный колледж и Военно-промышленный колледж объединены в Национальный университет обороны.

Так что странно не то, что с таким офицерством и генералитетом американская армия потихоньку испаряется в Ираке и Афганистане. Странно то, что это не произошло раньше. И хотя Бисмарк говорил, что бог особенно покровительствует дуракам и пьяницам, но, видимо, терпение Всевышнего, когда — нибудь заканчается, и наступает пора платить за тупость. И платить очень много, с набежавшими более чем за сто лет процентами.

Данная работа была написана Константином Колонтаевым в период с  1 ноября 2003 по 23 января 2004 года. Последующие дополнения и изменения были внесены в период весны 2008 – декабря 2015 года.

Первая публикация этой работы, с большими редакционными сокращениями и правками была произведена в находящейся в Севастополе газете Черноморского флота Российской Федерации  «Флаг Родины» в 2004 году в номерах от 16, 23, 26 марта, 14, 20, 21 апреля, 6 мая, 9, 10, 17, 26 июня. Затем, была частично опубликована в севастопольской газете «Русичи» в номерах  10 и 11 за 2004 год.

Полностью в первоначальном виде, данная работа была опубликована в севастопольской газете «Колесо» в 2007 году, в номерах 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26 и 27.

Наиболее широкую известность эта работа приобрела после её публикации российским интернет порталом ФОРУМ.мск (forum-msk.org ›Силовые структуры ›587620.htm)  9 ноября 2008 года.  Начиная с этой публикации ФОРУМ.мск  от 9 ноября 2008, спустя почти пять лет, к концу 2014 года её перепечатали порядка семи тысяч русскоязычных сайтов как в странах СНГ так и дальнего зарубежья.

Константин Колонтаев «Американская армия – самый большой миф ХХ века»

 

Написать ответ

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.