Муженко: уровень исправной техники в Воздушных силах — 70%, перемещено две Калиновки боеприпасов

2016-ый был провозглашен президентом годом Воздушных сил и противовоздушной обороны. Какие есть достижения за это время? Какова ситуация с самолетами?

— По самолетам у нас поднят вопрос ремонта и модернизации нынешнего парка техники. И мы уже смогли выйти на уровень 70% исправной техники в Воздушных силах. Этот процесс не завершился с окончанием календарного года, он продолжается, как и развитие Военно-Морских сил, год которых был до этого. Проведены летно-контрольные испытания ракетного вооружения противовоздушной обороны, как сухопутного компонента, так и Воздушных сил. Такие стрельбы, которые мы организовали в декабре прошлого года и в ноябре текущего года, нам дали возможность увеличить ресурс ракет. Итак, имеем больше ракет, которые допускаются к применению.
Интересно, что, в отличие от прошлого года, сейчас почти нет реакции на эти испытания как со стороны РФ, так и со стороны украинского общества. Тогда россияне подняли панику, из которой на выходе ничего не получилось. Хотя тогда многие сомневались в том, есть ли необходимость в проведении пусков, нужно ли таким образом обострять ситуацию. Хотя о каком обострении говорится, если у нас продолжаются боевые действия и мы должны быть готовы к адекватному ответу и отпору агрессии. Мы имеем полное право проводить обучение своих войск на собственной территории, это даже не обсуждается. Это никоим образом не нарушает законодательство Украины и международные договоры, подписанные нашей страной. На сегодня имеем положительную тенденцию в Сухопутных войсках, там уже более или менее подразделения укомплектованы, бригады получили боевой опыт и способны выполнять задачи. Но еще остается немало потребностей, следует много сделать, чтобы обеспечить войска всеми необходимыми материальными средствами для их наилучшей готовности.

Если вспомнить недавние взрывы на хранилищах боеприпасов, почему атакуют именно эти объекты? Какие выводы сделаны из этих событий?

— Проблемы в том, что большие объемы хранения, а главное — с укрытиями. Именно поэтому взрывы происходят на открытых площадках. Сейчас как раз поднят вопрос максимального укрытия боеприпасов, их рассредоточения и усиление охраны. Это касается не только ВОХР или военных и не так важно сегодня. Но работа уже ведется, мы изменили организационно-штатную структуру подразделений охраны баз, арсеналов и хранилищ. Наращиваем и периметры охраны, в том числе техническими средствами.
По рассредоточению, то еще в 2015 году, понимая, что это несет определенную угрозу, мы начали перемещение. Это не взрывы подтолкнули нас к этому. Было перемещено большое количество ракет и боеприпасов. Как сравнить — это эквивалентно двум Калиновкам и трем Балаклеям. И такая работа продолжается. Ведется она и в направлении борьбы с БЛА. Сейчас есть образцы вооружения радиоэлектронной борьбы украинского производства. Это и «Анклав», и «Нота», и «Буковель». Их не так много, как нам хотелось бы, чтобы обеспечить полностью все хранилища и подразделения в зоне АТО. Это требует и финансов, и наращивания производственных мощностей оборонных предприятий. Мы включили похожие средства в перечень желаемых поставок от иностранных партнеров, как, собственно, и БЛА. А пока основным средством против беспилотников является огневое поражение, то есть либо зенитно-ракетные комплексы, либо стрелковое оружие.
Кстати, про оборонную промышленность. Вы довольны нынешним уровнем сотрудничества с украинским ОПК?
— Мы работаем достаточно эффективно, но хотелось бы еще лучше. Это зависит от возможностей этих предприятий и финансового ресурса, выделяемого нам на приобретение техники. Нельзя требовать от предприятия, которое выпускало, например, 10 танков в год, чтобы оно их сделало 200-300. Это комплексный вопрос, его надо решать на всех уровнях: Кабинета Министров, предприятий и органов, выполняющих военный ремонт. Сейчас мы компенсируем проблемы с поставкой вооружения ремонтом и восстановлением техники старого парка в подразделениях и частях ВСУ, имею в виду ремонтные подразделения. Например, на арсеналах в течение 2015 года — в 2016-м мы открыли 25 цехов, которые ремонтируют технику. С 2014 года по частично 2017-й было восстановлено более 35 тыс. единиц вооружения.

Написать ответ

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.