Проблема российского авианосца: предлагаемое решение от Крыловского государственного научного центра

Почти одновременно, два моих добрых знакомых, Александр Тимохин (TIMOKHIN_A_A) и Александр Шишкин (NAVY_KORABEL) , изложили свои взгляды на перспективный авианосец для ВМФ России. Статьи называются соответственно:

«Авианосец для России: быстрее, чем вы ожидаете»

и

«Новый авианосец на базе 11437»

Мне захотелось присоединиться в обсуждении темы к двум Александрам и озвучить собственный скромный взгляд на затронутую проблему (сформированный конечно же с опорой на достижения отечественной кораблестроительной науки).

Почему именно на проблему? Объяснюсь.

Не смотря на заявления ответственных лиц, к примеру на озвученное в прессе высказывание президента АО «Объединенная судостроительная корпорация» Алексея Рахманова «площадки для постройки подобного корабля есть», Александр Тимохин в первой части своей статьи достаточно подробно рассказал о том что имеющиеся сегодня в России «площадки» строить большой атомный авианосец технически пока не готовы.

Это к слову было официально признано ещё в 2013 году. Процитирую утверждённый протоколом заседания Совета директоров от 30 октября 2013 года документ Стратегия развития Открытого акционерного общества «Объединенная судостроительная корпорация» на период до 2030 года:

«ОАО «ОСК» включает в себя практически все крупные судостроительные предприятия, которые производят всю гамму судостроительной промышленной продукции, представленную на отечественном рынке. Они могут обеспечить сегодня выпуск практически любой номенклатуры государственной программы вооружения в части кораблестроения. Исключением является морской авианесущий комплекс (свыше 80 тыс.тонн водоизмещением), создание которого требует масштабной модернизации имеющихся или строительства новых верфей.»

C 2013 года многое изменилось. В частности в России появились два новых судостроительных предприятия с сухими доками по своим размерам пригодными для строительства атомного авианосца. Это Судостроительный завод «Залив» с сухим доком длиной — 360 м, шириной – 60 м и глубиной – 13 м, а так же Судостроительный комплекс «Звезда» с сухим доком (одним из крупнейших в мире) длиной — 485 м, шириной – 140 м и глубиной – 14 м, ввод в строй которого намечен на 3 года раньше запланированного срока – в 2020 году.

Но два этих предприятия на ближайшие годы уже заняты. На ССЗ «Залив» анонсирована закладка в мае сразу двух универсальных десантных кораблей (УДК) водоизмещением более 20 тысяч тонн. Для ССК «Звезда» запланирована большая гражданская судостроительная программа, в том числи строительство крупнейшего и мощнейшего в мире 71,4 тыс. тонного 120 МВт атомного ледокола проекта 10510 «Лидер» (трудоёмкость строительства которого на мой взгляд вполне сравнима с трудоёмкостью строительства атомного авианосца).

Кроме того конечно же весной 2021 года завершается модернизация Судостроительного завода «Северная верфь». Однако характер модернизации этого предприятия обеспечит серийное строительство на его мощностях фрегатов и эсминцев, но не строительство крупных авианесущих кораблей. От постройки сухого дока пригодного для строительства авианесущих кораблей на территории «Северной верфи» отказались.

Каких-то других судостроительных предприятий, где сегодня имелся бы сухой док подходящих размеров и мостовые краны с грузоподъёмностью порядка 1000 тонн, позволяющие строить большой авианесущий корабль агрегатно-модульным крупноблочным методом, сегодня в России нет.

К слову в США сегодня так же есть только одна верфь с сухим доком подходящих размеров и 1050 тонным мостовым краном над доком (как пишут самым мощным мостовым в западном полушарии) где можно крупноблочным методом строить большой атомный авианосец. Это: Newport News Shipbuilding. На данном предприятии, конечно не так быстро как в конце 50-х или хотя бы 80-е, американские атомные авианосцы и строят.

И так, в первой части своего поста я похоже согласился с Александром Тимохиным  что большой атомный авианосец, аналог ТАВКР советского проекта 11437 «Ульяновск», строить пока негде. Однако я не согласен с Александром в том что раз для большого атомного авианосца места нет, значит надо на наклонном стапеле «А» «Балтийского завода» в ближайшее время начинать строить отечественный аналог индийского 40 тысячетонного «Викранта». Это невозможно сделать хотя бы потому что в ближайшие годы данный стапель будет занят корпусами четвёртого и пятого 33,5 тысячетонных атомных ледоколов проекта 22220.

Мы не настолько богаты, чтобы покупать дешевые вещи, и не настолько бедны, чтобы покупать старые вещи

Именно такой заголовок показался мне подходящим для второй части повествования. Здесь я попытаюсь рассмотреть уже тезис Александра Шишкина, c опорой на сообщение агентства ТАСС пишущего об использовании в проекте перспективного авианосца  технических решений в своё время принятых для  ТАВКР «Ульяновск» (проект 11437) и о том что «утверждение технического проекта до конца 2027 года и закладка головного корабля в начале следующей ГПВ не вызывает сомнений».

Я полагаю (я надеюсь) что строительство начнётся раньше. Ведь в Указе Президента Российской Федерации от 20.07.2017 г. № 327 Об утверждении Основ государственной политики Российской Федерации в области военно-морской деятельности на период до 2030 года в пункте 45 отмечено:

«Планируется создание морского авианесущего комплекса, перспективных боевых надводных кораблей и подводных лодок (боевых платформ), глубоководных морских систем нового поколения, развертывание морских роботизированных систем для выполнения большого комплекса боевых и обеспечивающих задач.»

Чтобы до конца 2030 года создать морской авианесущий комплекс, торжественно заложить головной авианосец нового поколения следует не до конца 2027 года, а до конца 2024, самое позднее до конца 2025 года. Металл же для его корпуса надо начинать резать ещё раньше. В добавок, по моему скромному разумению, начинать строить, как и в случае с УДК, следует сразу два авианосца.

До конца 2024 года, в худшем случае до конца  2025 года, надеюсь должны произойти два события. Во первых из 360 метрового дока ССЗ «Залив» будут выведены для достройки на плаву корпуса двух УДК. Во вторых на территории ССЗ «Балтийский завод» наконец-то ударными темпами (я надеюсь) будет построен сухой док стоимостью 12,5 млрд рублей. Вот тогда-то и появится возможность строить авианосцы, не лёгкие «Викранты». Нормальные многоцелевые авианосцы.

Теперь всё таки попробую понять что же есть «нормальный авианосец» с сегодняшней точки зрения отечественного ВМФ. Нет, не соглашусь с сообщением ТАСС, это не корабль спроектированный согласно решениям принятым в техническом проекте ТАВКР «Ульяновск». Попытка предложить ВМФ такой корабль уже была в начале 2010-х, завершилась она неудачно. Для иллюстрации приведу две цитаты из новостей появившихся в ноябре 2012 года:

ВМФ забраковал проект первого российского атомного авианосца

«Главкомат ВМФ до конца года отправит на доработку проект первого российского атомного авианосца, разработанный совместно петербургскими предприятиями — Крыловским государственным научным центром (ГКНЦ) и Невским проектно-конструкторским бюро (НПКБ), сообщил «Известиям» высокопоставленный источник в командовании флота.

«Нам предложили, по сути, старый советский авианосец «Ульяновск», который так и не построили из-за распада СССР. В конце 1980-х годов это был современный авианосец, достойный ответ американским «Нимицам», а сегодня это в буквальном смысле прошлый век», — пояснил он.»

Претензии ВМФ к авианосцу и фрегату необоснованны — ОСК

«Опубликованные в СМИ заявления неназванных источников ВМФ о недовольстве флота проектом перспективного авианосца являются нелепыми и саморазоблачительными. Такое мнение высказал корреспонденту Центрального Военно-Морского Портала информированный сотрудник Объединенной судостроительной корпорации.

Вполне естественно, по словам представителя ОСК, что ВМФ «предложили старый советский авианосец «Ульяновск», который так и не построили из-за распада СССР», как пишут СМИ, так как победителем тендера 2011 года на разработку концепции перспективного авианосца, точнее, морского авианосного комплекса, Минобороны выбрало не специализированную проектную организацию с богатым опытом создания авианесущих кораблей — Невское проектно-конструкторское бюро, а общенаучную организацию — ЦНИИ им.академика Крылова, сейчас — Крыловский государственный научный центр.

«А отсюда, по всей видимости, и негативный результат, — предположил собеседник Портала. — Поскольку у крыловцев никаких, кроме самых общих, наработок по авианосцу не было, они были вынуждены привлечь в качестве консультанта Невское ПКБ. ЦНИИ Крылова взял за основу самый совершенный проект еще советского времени и просто «перелицевал» его, добавив современное оборудование и вооружение. К тому же следует заметить, что пожелания ВМФ в форме требований по кораблю были, мягко скажем, малоконкретны».

Вот такой вот был обмен «колкостями» через СМИ.

А что произошло за минувшие с ноября 2012 года семь с лишним лет? Произошло следующее: Крыловский государственный научный центр стал публично продвигать новый взгляд конструкцию корпуса авианесущего корабля. КГНЦ предложил авианосец с полукатамаранной архитектурой корпуса. Стоит разобраться какие же преимущества даёт эта новая архитектура.

Простой вопрос, какое свойство авианосца главные для него как «плавучего аэродрома»? Попытаюсь сформулировать ответ с помощью цитат. Первую цитату я возьму из кандидатской диссертации моего третьего доброго знакомого, Петра Тенишева:

«Методика обоснования концепции авианесущего корабля в экспортном исполнении методами математического моделирования на ранних стадиях проектирования», Тенишев Пётр Геннадьевич, СПбГМТУ, 2018 год

«Главными параметрами при проектировании авианосца являются габариты полетной и ангарной палуб (ПП и АП), которые обеспечивают необходимыми площадями и объемами парковую, а также взлетную и посадочную зоны для корабельных летательных аппаратов (ЛАК). При этом габариты ангарной палубы являются проектным следствием габаритов и конфигурации полётной палубы.»

Вторую цитату возьму из статьи «Планы строительства и модернизации авианосцев ВМС США» Капитана 2 ранга Д. Шинкоренко, опубликованной в № 8-9 журнала «Зарубежное военное обозрение» за 2012 год:

«Большое внимание в проекте было уделено совершенствованию и разработке новой архитектуры полетной палубы. Основные усилия были направлены на то, чтобы кардинально улучшить систему технического обслуживания самолетов и обеспечить наиболее оптимальное размещение систем и оборудования, предназначенных для нового способа межполетного обслуживания Pit Stop, который дает возможность одновременно и безопасно производить заправку топливом и подвеску боезапаса на самолет.

Внедрение нового способа межполетного обслуживания требует увеличения площади парковой зоны полетной палубы, уменьшения количества самолетоподъемников до трех, смещения надстройки авианосца в корму или в нос корабля. Изменение конфигурации полетной палубы позволит исключить перемещение части самолетов на кромку полетной палубы в целях безопасного запуска двигателей. В настоящее время операция по перемещению самолетов занимает до трети всего времени межполетного обслуживания самолетов.

[…]

Несколько небольших секций намечается добавить к полетной палубе для улучшения возможностей базирования авиатехники и проведения полетных операций. Надстройка островного типа будет несколько меньше, чем на АВМА типа «Нимитц», и сдвинута к корме. На авианосце нового поколения предусмотрено три самодетоподъёмника вместо четырех и два ангара вместо трех, как на АВМА типа «Нимитц».

Оценочно перепроектирование полетной палубы позволит увеличить количество самолетовылетов на 15 % за счет сокращения перемещений самолетов для их дозаправки, вооружения и проверки (помимо совершенствования системы транспортировки авиационного боезапаса). Полетная палуба АВМА нового поколения позволит только один раз буксировать самолет в период между его посадкой и готовностью к взлету. Кроме того, меньшее количество самолетоподъемников и ангаров вместе с островной надстройкой меньших размеров будет способствовать оптимизации мета-центрической высоты на 5%»

Таким образом, если очень упростить, чем больше (при прочих равных) у авианосца габариты (длина х ширина) и площадь полётной палубы, тем лучший «плавучий аэродром» из него получается.

И да, не забыть бы, чем меньше раскачивает волнение моря эту полётную палубу в шторм, тем лучший получается из корабля «плавучий аэродром».

Что  же даёт предлагаемая КГНЦ полукатамаранная архитектура корпуса? Как раз то что нужно: увеличение габаритов (длины х ширины)  полётной палубы и снижение размахов качки на волнении. Проиллюстрирую на параметрах проекта «лёгкого многоцелевого авианосца» по предложению ГКНЦ, в сравнении с параметрами ТАВКР проекта 11435 («Адмирал Кузнецов»), проекта 11437 («Ульяновск») и CV-59 «Форрестол»:

Водоизмещение (стандартное/полное):

Лёгкий многоцелевой авианосец — 37000 т/44000 т
ТАВКР проекта 11435 — 46540 т/59100 т
ТАВКР проекта 11437 — 62580 т/79758 т
CV-59 «Форрестол» — 60610 т/82400 т

Габариты полётной палубы:

Легкий многоцелевой авианосец — 304 м х 78 м
ТАВКР проекта 11435 — 306,45 м х 71,96 м
ТАВКР проекта 11437 — 324,6 м х 75,5 м
CV-59 «Форрестол» — 325,2 м х 72,54 м

Мореходность применения ЛАК:

Лёгкий многоцелевой авианосец — до 7 баллов
ТАВКР проекта 11435 — 6? баллов
ТАВКР проекта 11437 — 7? баллов
Мореходные качества «Форрестола» полным водоизмещением 78000 тонн позволяли поднимать в воздух и принимать самолеты при волнении до 7 баллов.

А к примеру у ТАВКР проекта 1143 «Киев»: Мореходные качества корабля позволяли безопасно плавать при любом состоянии моря и использовать оружие при волнении до 6 баллов включительно (и это не смотря на то что СКВВП менее зависимы от качки полётной палубы чем самолёты аэрофинишерной посадки)

Как видим предлагаемая Крыловским центром полукатамаранная архитектура позволяет на авианосце с полным водоизмещением 44 тысячи тонн получить длину полётной палубы такую же как на 60 тысячетонном ТАВКР, ширину полётной палубы больше чем у 80 тысячетонного авианосца, мореходность применения ЛАК как у авианосца с полным водоизмещением 80 тысяч тонн.

Остались ли у кого-то сомнения что при прочих равных и отсутствии «серьёзного умопомешательства в области военно-морского строительства» ВМФ выберет проект корабля НЕ на основе корпуса ТАВКР проекта 11437, а на основе корпуса полукатамаранной архитектуры? У меня лично, нет.

И последний штрих. На этот раз из статьи Александра Емельяненкова в «Российской газете» «Крыловский центр предложил аванпроект авианосца» датируемой 13 июля 2019 года:

«Водоизмещение вдвое меньше, а размеры летной палубы, ангаров и запасы топлива для авиакрыла почти такие же, как и на тяжелом атомном авианосце. В этом, если верить разработчикам, главное преимущество того аванпроекта, что разработан в Крыловском государственном научном центре и был представлен в виде макета на Военно-морском салоне в Петербурге.

[…]

Пока коллеги-журналисты и VIP-участники морского салона с пиететом разглядывали макет атомного авианосца с надписью «Ламантин» на лакированном борту, премьера которого была широко анонсирована еще до открытия МВМС-2019, мы с руководителем Российского судостроительного портала Сергеем Ивановым внимали аргументам Белоненко, почему их вариант плавучего аэродрома с газотурбинным двигателем и подводной частью в виде полукатамарана для ВМФ России гораздо нужнее и обойдется в четыре раза дешевле.

[…]

…наш проект замышлялся и представлен в таком виде, чтобы показать: новый авианосец можно построить в России на действующих верфях и построить относительно быстро, — убеждал нас Валентин Белоненко. — В сравнении с большим атомным он в 4 раза дешевле. А еще — отличается самим подходом к строительству. Мы настойчиво предлагаем перенести значительную часть трудоемкости с главной верфи на предприятия, которые поставляют основные системы и оборудование. Чтобы сборка на стапеле велась из крупных, уже сформированных и протестированных блоков и частей корабля. Ведь корпус — это уже не главное, а главное то, чем и как он начиняется. Мы ведем речь о сборочно-монтажных единицах, то есть уже сам термин другой. Они должны быть протестированы, испытаны на уровне головного поставщика, чтобы снять значительную часть трудоемкости со стапеля и тем самым резко сократить сроки…

[…]

Как еще взаимосвязаны сроки, цена постройки и получаемый результат? Чтобы на одну тонну водоизмещения было как можно больше авиационного вооружения, надо добиваться максимальной самолетовместимости. Именно для этого нами предложена инновационная архитектура корпуса — полукатамаран. В чем смысл? Существенно снижая общее водоизмещение, то есть объем подводной части, мы сохраняем и даже увеличиваем внешние размерения — ширину и длину корабля, включая летную палубу и объем ангаров для размещения авиакрыла. Получаем выигрыш 25-30 процентов. Отрицательное влияние на ходкость? Да, есть, но это десятое дело, оно нивелируется другими преимуществами. Полукатамараном можно было и не называть — у него обводы обычного однокорпусного корабля, только в кормовой части имеется раздвоение.

Авианосцы такого типа, оснащенные трамплинами и катапультами («Не электромагнитными, как у американцев, — подчеркивает Белоненко, — а электромеханическими — это российское ноу-хау»), могли бы стать реальностью уже в середине 2020-х и служить не менее 70 лет.

Как заявил в кулуарах Военно-морского салона руководитель Крыловского центра Павел Филиппов, новая концепция неатомного авианосца для ВМФ России предусматривает базирование на нем более 40 летательных аппаратов — самолетов, вертолетов и, что вполне возможно, морских палубных беспилотников типа «Охотник».

— Но мы никому не навязываемся, за рукав не хватаем, — заключил наш диалог Валентин Белоненко. — Мы просто показываем: может быть такой вариант, а может быть другой. И когда решающий выбор будет сделан, не придется терять время на сопоставительные сравнения при разработке технического проекта.»

Как мне показалось, но Валентин Белоненко и Павел Филиппов смогут продать ВМФ полукатамаран (возможно даже с инновационными электромеханическими катапультами) потому что фраза «обойдётся в четыре раза дешевле» звучит завораживающе.

К слову водоизмещение предлагаемомого отечественному ВМФ руководителями Крыловского центра полукатамарана 60 тысяч тонн:

«В прошлом году мы демонстрировали легкий авианосец. Мы не стесняемся этого термина — легкий авианосец. Это традиционная конструкция корабля, которая использовалась и используется специалистами. В этом году мы демонстрируем полноценный с нашей точки зрения авианосец с водоизмещением около 60 тыс. тонн с очень серьезным, сбалансированным парком летательных аппаратов.»

Водоизмещение полукатамарана 60 тысяч тонн вообще-то означает что размеры его полётной палубы (и подпалубного авиационного ангара) будут близки к размерам полётных палуб и авиационных ангаров американских 90-100 тысячетонных атомных авианосцев.

Оценка же стоимости головного корабля 200 миллиардов рублей:

«Стоимость этого проекта оценивается в 200 миллиардов рублей, и построить его можно за пять лет. То есть с момента подписания контракта на строительство, включая техническое проектирование, до спуска на воду должно пройти пять лет. Мы в кратчайшее время в случае обращения Минобороны готовы перейти к аванпроекту корабля. В рамках аванпроекта нужно определиться, где, в каком месте, мы могли бы начать строительство. Определиться по кругу кооперации, кто, какими системами корабля будет заниматься. Это задача аванпроекта. Кроме того, нужно уточнить у заказчика, сколько и какие летательные аппараты должны быть на борту корабля. Мы пока рассчитываем на те самолеты и вертолеты, которые сегодня стоят на вооружении морской авиации ВМФ России.»

Вот только не думаю что ВМФ и Крыловский центр договорятся на счёт газотурбинной ГЭУ. Известная мне расчётная стоимость АЭУ РИТМ-400 (на 2016 г.) 14 миллиардов 800 миллионов рублей. И я могу лишь догадываться почему руководители Крыловского центра так настойчиво навязывают родному ВМФ именно газовые турбины. Если у кого есть мысли по этому поводу, напишите их в комментариях.

Спасибо прочитавшим за Ваше внимание

 

Источник — dambiev

Написать ответ

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.