Китай имеет одно военно значимое отношение: союз с Россией, который пропустили западные наблюдатели

Китай имеет только одно военно значимое отношение: Антанту с путинской Россией, которая возникла так быстро с тех пор, как Си пришел к власти, что многие западные наблюдатели пропустили её.

Качество сотрудничества между Китаем и Россией превзошло качество сотрудничества между США и Индией.

По словам Си Цзиньпина, достижение “великого возрождения китайской нации” требует “единства между процветающей страной и сильными военными”.

“Мечта о сильной армии” имеет существенное значение для “китайской мечты”, и Си пообещал, что к середине двадцать первого века китайская армия будет “полностью преобразована в силы мирового класса.”

В то время как недвусмысленная цель реорганизации и модернизации вооруженных сил Си состоит в том, чтобы “бороться и побеждать”, цель состоит в том, чтобы победить без борьбы.

Как сказал Ли Куан Ю, отвечая на вопрос, серьезно ли Китай собирается вытеснить США в Азии в обозримом будущем: “Конечно. — А почему бы и нет? Как они могли не стремиться стать номером один в Азии, а со временем и во всем мире?”

Китайское руководство видит в США главное препятствие для своих амбиций. Как отметил Киссинджер, каждый китайский лидер, с которым он когда-либо встречался, считает, что стратегия Америки заключается в “сдерживании” Китая. В 2014 году, после того как администрация Обамы объявила о “перебалансировке” в Азии, Кевин Радд и Брент Скоукрофт вернулисьпосле обширных бесед с китайскими лидерами с общей оценкой.По мнению обоих государственных деятелей, лидеры Китая считают, что главная стратегия Америки в отношении Китая включает пять “целей”: изолировать Китай, сдержать Китай, уменьшить Китай, внутренне разделить Китай и саботировать руководство Китая.

Китайские лидеры согласны с оценкой Ли Куан Ю, что в XXI веке “экономический баланс сил будет более важным, чем военный баланс сил”.

Китайское руководство рассматривает технологию, и особенно передовые технологии, как драйвер экономического роста в XXI веке. Их программа “Сделано в Китае 2025”, которая вызвала серьезную критику со стороны Запада и, таким образом, была вычеркнута из официальных заявлений, стремится занять лидирующие позиции в технологических секторах следующего поколения, включая информационные технологии (такие как ИИ и большие данные), высокотехнологичную робототехнику, аэрокосмическую, морскую технику, передовые рельсы и биомедицину.

Анализируя поведение США в XXI веке, китайские лидеры пришли к выводу, что мир вступил в то, что Си называет “новой эрой”

Они согласны с замечанием бывшего президента Джимми Картера о том, что в то время как США потратили почти 10 триллионов долларов на бессмысленные войны на Ближнем Востоке, Китай инвестировал эквивалент в современные высокоскоростные железные дороги, аэропорты, метро и автомагистрали.

Хотя они слышали риторику Обамы о “повороте” в Азию, они по-прежнему надеются, что США будут втянуты глубже в пески Ближнего Востока, даже возможную войну с Ираном.

Финансовый кризис и последовавшая за ним Великая рецессия подорвали веру китайцев в то, что финансовые “хозяева Вселенной” знают, что делают.

Нападение президента Трампа на американские союзы и обращение с давними союзниками, как отметил один китайский коллега, сделало больше для достижения целей Китая, чем Китай мог себе представить.

Был ли прав Ли Куан Ю, когда он предсказал, что Китаю суждено “стать крупнейшим игроком в мировой истории”, требуя от США и других стран построить совершенно новый глобальный баланс сил?

Могут ли США организовать и возглавить коалицию союзных и союзнических партнеров, которые вместе создадут соотношение сил, к которому этот великий Китай должен будет приспособиться?

Могут ли США и Китай найти способ, по словам Ли Куан Ю,
“разделить двадцать первый век в Азии?”
https://www.belfercenter.org/publication/us-china-strategic-competition-clues-history

***

Автор доклада — Грэм Эллисон.

Его биография и достижения
https://www.belfercenter.org/person/graham-allison#!person-outside

***

Весьма точное определение: необъявленная ось Москва-Пекин появилась стремительно. И в условиях тотальной интеграции Китая с Западом опора Си на Россию была чем-то из области фантастики. Стремительное появление такой оси было обеспечено в период 2007-2009 года при непосредственном участии Ленинградцев и других российских сил. Она была подготовлена.

Второй важный вывод состоит в том, что Китай уже с 2015 года полностью готов к высокотехнологичному скачку в области производства и логистики — но сложившаяся социальная и как следствие политическая система против такого скачка — он оставит не у дел несколько сот миллионов рабочих, приведёт к перераспределению власти в пользу операторов нового производства: не зря третий по силе социальное опасение у китайцев после некачественной еды, некачественных лекарств являлась тотальная роботизация производств. Глобально на стороне потенциально безработных комсомол — партия лавочников, мелких производств легкой промышленности, которая находится под ударом автоматизации (ИИ). На другом полюсе — новая высокотехнологичная элита НОАК и научно-производственных структур оборонной промышленности, третья сила — Шанхай — также высокотехнологичная группа выходцев из министерства электронной промышленности (сейчас Министерство промышленности и информатизации) которая, однако преследует цель привязать Китай к западному технологическому укладу и стать бенефициаром-посредником запада в Китае.

Источник — https://diana-mihailova.livejournal.com/

Написать ответ

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.